Адвокат в Москве:  +7-906-775-74-77
Телефон адвоката в Москве +7-906-775-74-77
16+
Перейти к контенту

Глава 24. Осмотр. Освидетельствование. Следственный эксперимент. Статьи 176 - 181 УПК РФ

Уголовные дела > УПК РФ > Часть 2 Досудебное производство > Раздел 8 Предварительное расследование

Глава 24. ОСМОТР. ОСВИДЕТЕЛЬСТВОВАНИЕ. СЛЕДСТВЕННЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ


Статья 176. Основания производства осмотра


1. Осмотр места происшествия, местности, жилища, иного помещения, предметов и документов производится в целях обнаружения следов преступления, выяснения других обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела.
(в ред. Федерального закона от 29.05.2002 N 58-ФЗ)

2. Осмотр места происшествия, документов и предметов может быть произведен до возбуждения уголовного дела.
(часть 2 в ред. Федерального закона от 04.03.2013 N 23-ФЗ)

Осмотр до возбуждения дела
МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 31 мая 2018 г. по делу N 10-5600/18

Судья Васильев Б.И.

Судебная коллегия по уголовным делам апелляционной инстанции Московского городского суда в составе председательствующего судьи Симагиной Н.Д., судей Трубниковой А.А. и Аграровой Е.А.
при секретаре С.А.
с участием прокурора апелляционного отдела прокуратуры г. Москвы Беспаловой Т.И.
осужденных П., Ш. и С.И.П.,
защитников - адвокатов Злотник Е.Е., Жуковского А.И., Дубровиной С.Ю. и Герасимова О.Д.,
рассмотрела в судебном заседании апелляционные жалобы осужденных Ш. и С.И.О., адвокатов Дубровиной С.Б., Гридневой С.Э.
на приговор Люблинского районного суда г. Москвы от 03 ноября 2017 г., которым
Ш., ранее не судимый, -
С., ранее не судимая,
осуждены по ч. 2 ст. 228 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 7 лет; по п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы на срок 10 лет каждый.
На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено Ш. и С.И.П. наказание в виде лишения свободы на срок 12 лет.
Для отбывания наказания Ш. направлен в исправительную колонию строгого режима, С.И.П. - в исправительную колонию общего режима.
Срок отбытия наказания исчислен осужденным с зачетом времени их фактического задержания и предварительного заключения под стражу - с 03 августа 2016 г.
Мера пресечения осужденным оставлена прежней - заключение под стражу.
Приговором решена судьба вещественных доказательств.
Этим же приговором осужден также П., приговор в отношении которого не обжалуется.
Заслушав доклад судьи Трубниковой А.А., осужденных Ш., П. и С.И.П., а также защитников - адвокатов Злотник Е.Е., Дубровину С.Б., Жуковского А.И. и Герасимова О.Д., поддержавших доводы апелляционных жалоб, прокурора Беспалову Т.И., просившую об оставлении приговора суда без изменения, судебная коллегия

установила:

Согласно подробно изложенным в приговоре обстоятельствам, С., Ш. признаны виновными в том, что, действуя совместно с П. и по предварительному сговору, распределив между собой преступные роли, 03 августа 2016 года, находясь в г. Москве, незаконно сбыли Ф., действующему в роли покупателя в рамках оперативного мероприятия, за 8 500 руб. психотропное вещество - амфетамин массой 9, 71 гр., что является крупным размером.
Ш. и С. также признаны виновными в незаконном хранении без цели сбыта крупного размера психотропного вещества - амфетамин, массой 16,1 гр., имевшем место в г. Москве 03 августа 2016 г. при обстоятельствах, приведенных в приговоре суда.
В судебном заседании допрошенные в качестве подсудимого П. свою вину признал частично, указывая, что не вступал в предварительный сговор на сбыт амфетамина, Ш. и С. в суде вину признали в незаконном хранении психотропного вещества по месту своего проживания, отрицая свою причастность к сбыту П. амфетамина Ф. группой лиц по предварительному сговору.
Не соглашаясь с приговором, Ш. в своей апелляционной жалобе и дополнениях указывает, что не совершал сбыт амфетамина, Ф. ранее не знал и с ним ни о чем не договаривался, считает, что Ф. давал в суде ложные показания, поскольку сам находился в состоянии наркотического опьянения; указывает на допущенные нарушения закона при обыске квартиры, где он проживал с С., который был проведен без участия понятых, а изъятые весы ему не принадлежат; обращает внимание, что в совершении сбыта амфетамина он не участвовал, поскольку спал в своей комнате, что не было учтено судом. Помимо этого, Ш. в жалобе указывает, что выводы суда о его виновности в сбыте амфетамина не нашли своего подтверждения совокупностью имеющихся в деле доказательств; приводя анализ представленных стороной обвинения доказательств, - протоколов следственных действий, показаний свидетелей, в том числе сотрудников полиции, приведенных в приговоре, Ш. утверждает об их недопустимости, указывает на нарушение закона при их составлении, в том числе указывает на нарушение его прав при принятии судом без его согласия решения об оглашении в суде показаний оперуполномоченных полиции, невызывавшихся в суд для допроса; утверждает, что суд не имел законной возможности ссылаться в приговоре на показания подсудимых, данные ими первоначально при задержании, поскольку сам он и С. еще находились в состоянии наркотического опьянения и не в полной мере понимали происходящее и на них со стороны оперативных работников оказывалось неправомерное воздействие; Ш. также указывает на обвинительный уклон председательствующего по делу судьи, нарушения судьей его прав и интересов, в связи с игнорированием ряда имеющих значение обстоятельств, уклонением от анализа доказательств, свидетельствующих о его и С. невиновности в сбыте, что также отразилось на столь суровом наказании, назначенном ему без учета данных о его личности. Просит отменить приговор в части его осуждения по п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и смягчить назначенное наказание по ч. 2 ст. 228 УК РФ.
Его защитник адвоката Дубровина С.Б., выражая несогласие с судебным решением, в своей апелляционной жалобе указывает, что в приговоре не нашли своего отражения те доказательства, которые непосредственно указывали бы на причастность Ш. к сбыту амфетамина, приговор содержит общий перечень доказательств, в том числе относящиеся к другому преступлению, предусмотренному ч. 2 ст. 228 УК РФ, что является недопустимым нарушением; указывает, что выводы о виновности подсудимых судом сделаны главным образом на основе показаний подсудимых, данных на предварительном следствии, однако ни один из них не подтвердил в суде те показания, которые изложены в приговоре; при этом суд безосновательно, на взгляд защитника, оценил показания осужденных о непричастности к сбыту как желание любой ценой уйти от ответственности, а показания П., подтвердившего в суде версию Ш., как намерения помочь соучастникам; также автор указывает, что суд не дал оценки в приговоре доводам защиты о недопустимости ряда доказательств, в том числе результатов оперативно-розыскного мероприятия и составленных процессуальных документов, отсутствие у оперативных работников достаточных оснований для проведения проверочной закупки; считает, что имела место полицейская провокация, а суд необходимых мер для установления факта подстрекательства П. со стороны Ф. не принял, законность проведения мероприятия и действий его участников оставил без оценки; не принял суд во внимание установленные в судебном заседании обстоятельства об отсутствии понятых при проведении обыска, в частности при изъятии при его проведении предметов и веществ, что подтвердили сами понятые в суде, однако этим показаниям суд в приговоре оценки не дал, как и не оценил доказательства, подтверждающие защитную версию Ш.; считает, что приговор построен на недостоверных доказательствах, при наличии существенных противоречий, а потому не может является законным; обращает внимание защитник также на нарушение судом требований уголовно-процессуального закона при оглашении показаний неявившихся свидетелей, отсутствие возможности у стороны зашиты на их допрос в судебном заседании и оспаривание их показаний, данных на стадии предварительного следствия; помимо этого, адвокат считает назначенное Ш. наказание слишком суровым, несмотря на положительные данные о его личности, отсутствие судимостей, наличия совокупности смягчающих обстоятельств, и возможность применения к нему условного осуждения. Предлагает приговор отменить, и оправдать Ш. за по п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ.
Осужденная С.И.П. в своей апелляционной жалобе и дополнениях к ней не соглашается с приговором, приводя доводы, аналогичные доводам осужденного Ш. и указывает, что при проведении предварительного следствия были допущены существенные нарушения уголовного-процессуального закона при собирании доказательств и их процессуальном закреплении, и они не имеют юридической силы; к ней были применены недозволенные методы ведения следствия при получении ее первичных показаний, в которых она признавала свою вину и они легли в основу незаконного и необоснованного приговора; так, осужденная оспаривает процедуру осмотра места происшествия, который считает обыском жилища, проведенным в нарушение закона до возбуждения уголовного дела и без согласия проживающих в квартире лиц; указывает, что ряд изъятых из квартиры предметов не принадлежали ни ей ни Ш., в частности одни из весов, имевшие следы наркотического средства; утверждает, что изъятие этих предметов проводилось в отсутствии понятых, а также без ее участия, поскольку она была задержана, скована наручниками и выпровожена из квартиры; оспаривая свою причастность к сбыту амфетамина, утверждает, что не имеет отношения к состоявшейся проверочной закупке с участием П., его показания, изобличающие ее в сбыте, не могли быть использованы судом; суд не учел, что первичные показания о признании всеми задержанными своей вины давались в отсутствии защитников, под воздействием оперативных сотрудников и в состоянии опьянения; ее последующие показания судом проверены не были, оставлены без внимания и показания П. о приобретении им амфетамина путем закладки, который он впоследствии сбыл Ф. без привлечения к этому ее и Ш.; помимо этого, С. обращает внимание на отсутствие в деле бесспорных и прямых доказательств ее виновности в сбыте запрещенного вещества, поскольку по делу не имеется ни ее отпечатков, ни фото и видео фиксации, не найдено при ней и денежных купюр, используемых в ОРМ, не имелось следов наркотиков и на срезах карманов, ногтей и волос, что указывает на ее непричастность к фасовке и передаче П. в целях дальнейшего сбыта амфетамина, как это утверждается в приговоре; считает, что ее обвинение в этом преступлении построено на недостоверных и противоречивых доказательствах; кроме этого, С. указывает в жалобе на допущенные судом нарушения закона при рассмотрения уголовного дела, утверждает, что суд ограничил ее права защищаться, не дал возможность дать показания по существу обвинения, в нарушение уголовно-процессуального закона огласил показания оперативных работников без ее согласия, проигнорировал ее многочисленные ходатайства, и постановил неправосудный приговор по итогам судебного разбирательства, проведенного с явно обвинительным уклоном, с назначением чрезмерно сурового наказания без учета данных о ее личности. Просит отменить приговор в части ее осуждения по п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и смягчить наказание по ч. 2 ст. 228 УК РФ.
В защиту осужденной адвокат Гриднева С.Э. подала апелляционную жалобу, в которой просит об отмене приговора в части осуждения С. за сбыт психотропного вещества и снизить размер наказания за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 228 УК РФ, мотивируя тем, что в процессе судебного разбирательства не было добыто ни одного прямого доказательства вины С. в сбыте амфетамина, признание своей вины непосредственно после задержания осужденная объясняет шоковым состоянием; защитник считает вину С. в этом преступлении не доказанной, назначенное наказание чрезмерно суровым.
В своих возражениях государственный обвинитель Якушина Т.В., находя приговор суда законным, обоснованным и справедливым в отношении всех осужденных, просит отклонить апелляционные жалобы.
Проверив материалы дела, выслушав участников процесса и обсудив доводы апелляционных жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.
Выводы суда о доказанности вины каждого осужденного при обстоятельствах, указанных в приговоре, являются правильными и основаны на совокупности доказательств, исследованных в судебном заседании, получивших обоснованную оценку суда первой инстанции.
Так, вина подсудимых Ш. и С. по предъявленному обвинению, помимо их собственных показаний на стадии предварительного следствия, в которых они признавали установленные приговором обстоятельства, - и в суде, где они не отрицали своей причастности к незаконному хранению психотропных веществ, доказывается:
рапортами о задержании П., Ш. и С. и свидетельскими показаниями оперативных сотрудников Д. и Я. об обстоятельствах и результатах проведения оперативного мероприятия "проверочная закупка" с участием в роли покупателя Ф., обратившегося в полицию с заявлением об изобличении предполагаемого сбытчика наркотиков по имени Александр, а также об обстоятельствах состоявшейся под их контролем сделки между Ф. и П., явившимся на встречу по заранее достигнутой договоренности, изменении П. места встречи - в доме по месту жительства С. и Ш., где П. передал сверток с психотропным веществом Ф., который передал ему денежные средства, ранее выданные для проведения ОРМ; эти купюры были изъяты у П. в ходе его личного досмотра, при котором он пояснил, что проданный им амфетамин он взял у Ш. и С., в квартире которых были обнаружены свертки с психотропным веществом, весы и другие приспособления;
показаниями свидетеля Ф., подтвердившим их также в ходе проведения очной ставки с П. и в судебном заседании об обстоятельствах приобретения у последнего амфетамина в рамках оперативного мероприятия, в котором он добровольно принял участие, желая изобличить в противоправных действиях П., назначившего место сделки- на лестничной клетке 8 этажа первого подъезда дома 24 по ул. Белореченская в г. Москве 03 августа 2016 г.;
показаниями свидетелей Е. и Г. на предварительном следствии и в суде, подтвердивших свое участие в качестве понятых при проведении осмотра квартиры, где проживали С. и Ш., по результатам которого в их присутствии сотрудниками полиции были обнаружены и изъяты свертки с порошкообразным веществом, пузырьки, ступка, ложка, электронные весы и другие предметы занесенные в соответствующий протокол, в котором они без замечаний расписались;
свидетельскими показаниями В., проживающего в соседней с С. и Ш. комнате в квартире, подтвердившего в суде свою осведомленность о деятельности Ш. по распространению амфетамина, который сам же и изготавливает, а также показавший об обстоятельствах того, как П. после посещения Ш. в квартире, вышел на лестничную клетку и в его присутствии передал сверток с амфетамином прибывшему покупателю, получив за это денежные средства, после чего сразу же был задержан;
материалами оперативно-розыскного мероприятия "проверочная закупка", отражающими результаты проведения оперативными сотрудниками операции по выявлению и задержанию П., сбывшего амфетамин покупателю Ф.;
протоколом осмотра квартиры по адресу: <...>, в ходе которого в комнате С. и Ш. были изъяты многочисленные свертки с порошкообразным веществом, различные приспособления для фасовки и предметы - упаковочные пакетики, нарезки из фольги, электронные весы, ступка с пестиком, а также листки с записями и другие предметы;
заключениями экспертов-химиков, проводивших экспертные исследования, о природе и количестве вещества, приобретенного Ф., а также обнаруженного по месту проживания С. и Ш. в свертках, на предметах и весах; в частности установивших, что вещество из свертка, проданного Ф. П., имеет общий источник происхождения по сырью и технологии изготовления с веществом, изъятым в комнате С. и Ш.,
и другими исследованными судом доказательствами, в том числе показаниями П., данными на стадии предварительного следствия, утверждавшего, что проданный им Ф. амфетамин при указанных выше обстоятельствах он получил в квартире от С. по указанию Ш., и должен был из полученной от Ф. суммы 500 рублей оставить себе.
Указанные и иные доказательства полно и объективно исследованы в судебном заседании, их анализ, а равно оценка подробно изложены в приговоре.
Как видно из приговора, все изложенные доказательства суд, в соответствии с требованиями ст. ст. 87, 88 УПК РФ, проверил, сопоставив их между собой, и каждому из них дал оценку с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности в своей совокупности для бесспорного вывода о доказанности вины подсудимых в совершении преступлений и несостоятельности их защитных версий.
Выводы суда, изложенные в приговоре, основаны только на исследованных в ходе судебного разбирательства доказательствах, и соответствуют им, вследствие чего с доводами жалоб о том, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным судом, судебная коллегия согласиться не может.
Наличие у подсудимых умысла на незаконный сбыт наркотического средства, как правильно указано в приговоре, помимо признательных показаний осужденных данных ими на стадии предварительного следствия, и подробных свидетельских показаний сотрудников полиции о проведенной оперативной разработке при проверке информации Ф., подтверждается и показаниями свидетелей Е. и Г. о характере изъятых в квартире С. и Ш. веществ и предметов, свидетеля В., показавшего об образе жизни осужденных, а также обстоятельствах непосредственного сбыта психотропного вещества П. 03 августа 2016 г., так и письменными доказательствами - материалами ОРМ, заключениями экспертов, протоколами осмотра квартиры, вещественными доказательствами.
Так, судом первой инстанции установлено, что при проверке информации о предполагаемом сбытчике амфетамина, полученной от Ф., и с помощью последнего было организовано и проведено оперативное мероприятие, в ходе которого был выявлен и задержан явившийся на встречу П., при котором были обнаружены и изъяты денежные средства, ранее выданные Ф. для проведения ОРМ "проверочная закупка".
При проверке сведений, сообщенных задержанным П. о получении им амфетамина на реализацию у С. и Ш., был проведен осмотр квартиры, где проживали указанные лица, в ходе которого в комнате осужденных были обнаружены и изъяты свертки с амфетамином, а также предметы и приспособления (весы, ступка с пестиком, упаковочные пакеты, нарезка фольги, записи), в том числе содержащие на себе следы запрещенных веществ.
Эксперт, проводивший химическое исследование амфетамина в свертке, проданного П., и амфетамина, обнаруженного по месту проживания осужденных, не исключил один и тот же источник происхождения этих веществ, исходя из сырья и технологии изготовления.
Обращает также на себя внимание, что встречу с покупателем П. назначил непосредственно у квартиры, где проживали С. и Ш., изменив ранее обговоренное с Ф. место сделки.
Свидетель В. подтвердил, что незадолго до своей встречи с покупателем, П. прибыл в квартиру к Ш.
Сам П. на стадии следствия подробно показывал об обстоятельствах передачи ему лично С. по указанию Ш. вещества в свертке, который он продал Ф.
Эти обстоятельства позволяли суду прийти к бесспорному выводу о доказанности вины подсудимых Ш. и С. и несостоятельности их версии о непричастности к сбыту психотропных веществ в группе лиц по предварительному сговору.
Оснований сомневаться в правильности указанного вывода судебная коллегия не находит, также соглашаясь с приведенным в приговоре анализом и оценкой показаний осужденных на предварительном следствии, изобличивших себя в совместном сбыте амфетамина.
Эти показания, как обоснованно указал суд в своем решении, подтверждаются свидетельскими показаниями, полностью соответствуют установленным фактическим обстоятельствам дела и нашли объективное подтверждение письменными доказательствами, поэтому правомерно положены судом в основу обвинительного приговора.
Также тщательно судом проанализированы причины изменения осужденными С. и Ш. своих показаний, а также показания П. и Ф. по доводам о недопустимости этих показаний на предварительном следствии как доказательств по делу, полученных якобы с нарушением требований уголовно-процессуального законодательства.
Как видно из материалов дела, допросы свидетеля Ф. и задержанных проводились в установленном порядке, без какого-либо давления на допрашиваемых, не высказывавших жалоб на самочувствие.
Это нашло свое отражение на страницах протоколов допросов, подписанных без замечаний всеми участвующими лицами.
Кроме этого, допросы С. и Ш., на которые суд сослался в приговоре, имели место в присутствии защитника, в них имеются собственноручные подписи каждого из осужденных о разъяснении им положений ст. 51 Конституции Российской Федерации права не свидетельствовать против себя, и положений ст. 46 УПК РФ, что, в случае согласия дать показания, они будут использованы в качестве доказательств по делу, в том числе и при последующем отказе от них.
Кроме этого, результатами проведенной при апелляционном рассмотрении дела доследственной проверки доводы осужденных о применении к ним недозволенных методов при задержании и проведения следствия по делу, когда они давали первоначальные показания, не подтвердились.
С учетом изложенного, утверждения осужденных о том, что на достоверность их первоначальных показаний, а также свидетеля Ф. могло сказаться состояние наркотического опьянения, а также на них оказывалось какое-либо воздействие со стороны оперативных работников или следователя, являются бездоказательными.
В этой связи суд обоснованно признал первоначальные показания осужденных, а также показания свидетеля Ф., полученные в ходе предварительного следствия допустимыми доказательствами и сослался на них в приговоре, как на доказательство вины осужденных.
Процессуальное закрепление иных имеющихся в деле доказательств, принятых судом, не содержат никаких существенных противоречий и нарушений закона, которые могли бы повлиять на выводы об их достоверности и допустимости, как об этом утверждается в апелляционных жалобах.
Доводы авторов жалоб о допущенных нарушениях при производстве обыска, выразившиеся в отсутствии понятых при изъятии предметов из квартиры, производстве обыска до возбуждения уголовного дела без санкции суда, также являются несостоятельными, поскольку не основаны на законе и прямо противоречат материалам дела.
Так из уголовного дела усматривается, что по месту проживания С. и Ш. следователем был проведен не обыск, а осмотр квартиры. К участию были привлечены двое понятых - соседи Е. и Г., а также проживающая в квартире Ж., давшая собственноручное согласие, при наличии которого судебного разрешения на производство осмотра жилища не требуется в силу ч. 5 ст. 177 УПК РФ.
Таким образом, вопреки доводам жалоб, осмотр квартиры был произведен в строгом соответствии требованиям ст. 176 УПК РФ, ч. 2 которой прямо предусмотрена возможность проведения указанного следственного действия до возбуждения уголовного дела.
Вопреки доводам защиты, оперативно-розыскные мероприятия проводились в соответствии с требованиями Федерального закона РФ "Об оперативно-розыскной деятельности" от 12 августа 1995 года и ст. 89 УПК РФ.
Каких-либо оснований полагать, что со стороны свидетеля Ф. и оперативных работников допускались провокационные действия в отношении П., как об этом утверждается в жалобах, у судебной коллегии не имеется.
Доводы осужденных об оглашении показания оперативных сотрудников Д. и Д.Ю. и Я. в нарушение требований ст. 281 УПК РФ, не основаны на материалах дела и прямо противоречат протоколу судебного заседания, согласно которому показания указанных свидетелей были оглашены с согласия сторон.
Судебная коллегия отмечает также, что нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судом допущено не было.
Судебное следствие проведено объективно, в точном соответствии с требованиями ст. ст. 273 - 291 УПК РФ.
Вопреки утверждению защитников осужденных, судебное разбирательство проведено с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон.
Нарушений в этой части, необоснованных отказов стороне обвинения, подсудимым или защитникам в представлении и исследовании доказательств, которые могли иметь существенное значение для исхода дела, нарушений процессуальных прав участников, повлиявших или способных повлиять на постановление законного, обоснованного и справедливого приговора, по делу не установлено.
Судом исследованы все необходимые для всестороннего рассмотрения дела доказательства, представленные сторонами, разрешены все заявленные ходатайства.
Каких-либо данных, свидетельствующих о незаконном и необоснованном отклонении судом ходатайств сторон, судебной коллегией не установлено.
В приговоре указано, почему одни доказательства признаны достоверными, а другие отвергнуты. Мотивы принятых по этому вопросу решений в приговоре приведены, они полностью основаны на материалах дела и соответствуют им.
Правильно установив фактические обстоятельства дела, оценив все собранные по делу доказательства и признавая на основе их совокупности вину подсудимых установленной и полностью доказанной, суд дал верную юридическую оценку действиям осужденных С. и Ш., совершивших незаконный сбыт психотропного вещества группой лиц по предварительному сговору, в крупном размере, а также незаконное хранение без цели сбыта психотропного вещества в крупном размере, квалифицировав действия каждого по п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ и ч. 2 ст. 228 УК РФ, убедительно мотивировав, в чем проявились преступный умысел виновных и квалифицирующие преступления признаки.
При назначении наказания каждому подсудимому судом учтены характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, конкретные обстоятельства дела, данные о личности каждого виновного, их возраст и иные заслуживающих внимание данные, влияние наказание на исправление осужденных и условия жизни их семей.
Выводы суда о том, что исправление осужденных возможно только в условиях изоляции от общества и невозможности применения иного, более мягкого наказания, в том числе ст. 73 УК РФ, либо ч. 6 ст. 15 УК РФ в приговоре суда мотивированы, не согласиться с которыми у судебной коллегии оснований не имеется.
Поскольку Ш. и С. совершили два оконченных преступления, отнесенных уголовным законом к категории тяжких и особо тяжких преступлений, суд правомерно назначил им наказание по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ.
Оснований для смягчения или снижения наказания осужденным, в том числе и по доводам жалоб, судебная коллегия не находит, считая назначенное наказание справедливым и соразмерным содеянному.
Вид исправительного учреждения для отбывания назначенного наказания судом первой инстанции определен также правильно, в строгом соответствии требованиям ст. 58 УК РФ.
Судьба вещественных доказательств разрешена в соответствии с требованиями ст. 81 УПК РФ.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

Приговор Люблинского районного суда г. Москвы от 03 ноября 2017 г. в отношении Ш. и С.- оставить без изменения, апелляционные жалобы - без удовлетворения.
Настоящее определение может быть обжаловано в кассационном порядке в Московский городской суд по правилам Главы 47.1 УПК РФ.



Статья 177. Порядок производства осмотра


1. Утратил силу. - Федеральный закон от 04.03.2013 N 23-ФЗ.

2. Осмотр следов преступления и иных обнаруженных предметов производится на месте производства следственного действия, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи.

3. Если для производства такого осмотра требуется продолжительное время или осмотр на месте затруднен, то предметы должны быть изъяты, упакованы, опечатаны, заверены подписью следователя на месте осмотра. Изъятию подлежат только те предметы, которые могут иметь отношение к уголовному делу. При этом в протоколе осмотра по возможности указываются индивидуальные признаки и особенности изымаемых предметов.
(в ред. Федерального закона от 04.03.2013 N 23-ФЗ)

4. Все обнаруженное и изъятое при осмотре должно быть предъявлено участникам осмотра.
(в ред. Федерального закона от 04.03.2013 N 23-ФЗ)

5. Осмотр жилища производится только с согласия проживающих в нем лиц или на основании судебного решения. Если проживающие в жилище лица возражают против осмотра, то следователь возбуждает перед судом ходатайство о производстве осмотра в соответствии со статьей 165 настоящего Кодекса.

6. Осмотр помещения организации производится в присутствии представителя администрации соответствующей организации. В случае невозможности обеспечить его участие в осмотре об этом делается запись в протоколе.

Статья 178. Осмотр трупа. Эксгумация


1. Следователь производит осмотр трупа с участием судебно-медицинского эксперта, а при невозможности его участия - врача. При необходимости для осмотра трупа могут привлекаться другие специалисты.
(в ред. Федеральных законов от 04.07.2003 N 92-ФЗ, от 04.03.2013 N 23-ФЗ)

2. Неопознанные трупы подлежат обязательному фотографированию и дактилоскопированию. Неопознанные трупы также подлежат обязательной государственной геномной регистрации в соответствии с законодательством Российской Федерации в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. Кремирование неопознанных трупов не допускается.
(часть 2 в ред. Федерального закона от 25.06.2012 N 87-ФЗ)

3. При необходимости извлечения трупа из места захоронения следователь выносит постановление об эксгумации и уведомляет об этом близких родственников или родственников покойного. Постановление обязательно для администрации соответствующего места захоронения. В случае, если близкие родственники или родственники покойного возражают против эксгумации, разрешение на ее проведение выдается судом.

4. Эксгумация и осмотр трупа производятся с участием лиц, указанных в части первой настоящей статьи. Осмотр трупа может быть произведен до возбуждения уголовного дела.
(в ред. Федеральных законов от 02.12.2008 N 226-ФЗ, от 04.03.2013 N 23-ФЗ)

5. Расходы, связанные с эксгумацией и последующим захоронением трупа, возмещаются родственникам покойного в порядке, установленном статьей 131 настоящего Кодекса.

Статья 179. Освидетельствование


1. Для обнаружения на теле человека особых примет, следов преступления, телесных повреждений, выявления состояния опьянения или иных свойств и признаков, имеющих значение для уголовного дела, если для этого не требуется производство судебной экспертизы, может быть произведено освидетельствование подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, а также свидетеля с его согласия, за исключением случаев, когда освидетельствование необходимо для оценки достоверности его показаний. В случаях, не терпящих отлагательства, освидетельствование может быть произведено до возбуждения уголовного дела.
(в ред. Федерального закона от 02.12.2008 N 226-ФЗ)

2. О производстве освидетельствования следователь выносит постановление, которое является обязательным для освидетельствуемого лица.

3. Освидетельствование производится следователем. При необходимости следователь привлекает к участию в производстве освидетельствования врача или другого специалиста.

4. При освидетельствовании лица другого пола следователь не присутствует, если освидетельствование сопровождается обнажением данного лица. В этом случае освидетельствование производится врачом.

5. Фотографирование, видеозапись и киносъемка в случаях, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, проводятся с согласия освидетельствуемого лица.

Статья 180. Протоколы осмотра и освидетельствования


1. Протоколы осмотра и освидетельствования составляются с соблюдением требований настоящей статьи, статей 166 и 167 настоящего Кодекса.

2. В протоколах описываются все действия следователя, а также все обнаруженное при осмотре и (или) освидетельствовании в той последовательности, в какой производились осмотр и освидетельствование, и в том виде, в каком обнаруженное наблюдалось в момент осмотра и освидетельствования. В протоколах перечисляются и описываются все предметы, изъятые при осмотре и (или) освидетельствовании.

3. В протоколах также должно быть указано, в какое время, при какой погоде и каком освещении производились осмотр или освидетельствование, какие технические средства были применены и какие получены результаты, какие предметы изъяты и опечатаны и какой печатью, куда направлены после осмотра труп или предметы, имеющие значение для уголовного дела.

Статья 181. Следственный эксперимент


В целях проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела, следователь вправе произвести следственный эксперимент путем воспроизведения действий, а также обстановки или иных обстоятельств определенного события. При этом проверяется возможность восприятия каких-либо фактов, совершения определенных действий, наступления какого-либо события, а также выявляются последовательность происшедшего события и механизм образования следов. Производство следственного эксперимента допускается, если не создается опасность для здоровья участвующих в нем лиц.

Назад к содержимому