Адвокат в Москве:  +7-906-775-74-77
Телефон адвоката в Москве +7-906-775-74-77
Поиск по сайту Правовой помощи адвоката
Перейти к контенту

Главное меню:

Комментарии к отдельным статьям УК РФ

Уголовные дела > УК РФ
Комментарий к УК РФ
Комментарий к статье 81 УК РФ "Освобождение от наказания в связи с болезнью"
Практика применения статьи 81 УК РФ
Так получилось, что почти одновременно ко мне поступили два вопроса по уголовным делам. Эти вопросы связаны между собой лишь тем, что в них упоминается статья 81 УК РФ. Но всё же считаю более правильным ответить на оба вопроса сразу.
Итак, вопросы:
1) Уважаемый адвокат, после приговора по уголовному делу мой гражданский муж попал в колонию и там серьезно заболел. Болезнь у него уже была до суда, а в колонии обострилась, и мы наняли адвоката по уголовным делам, чтобы он добился освобождения по болезни. Суд нам отказал, потому что  у мужа есть взыскание. Муж сам написал апелляцию в областной суд, но ему отказали. Хотели снова нанять адвоката, чтобы написал грамотно кассационную жалобу, но опасаемся лишних трат. Есть ли надежда на отмену в кассации?
2) Доброе время суток! Моего родственника суд освободил по 81 статье УК РФ. Прокурор обжаловал решение в апелляционной инстанции, и постановление об освобождении  родственника в с связи с болезнью отменили. Первичное подданное прокурором апелляционное представление было короткое и ни о чём, к нему мы приготовились, но апелляционный суд отменил решение, ссылаясь, что прокурор не был на суде при вынесении решения. Оказалось, что прокурор подавал и дополнения в апелляцию, но мы об этом не знали! Их представили родственнику только через 7 дней после суда. Это законно? Сейчас подал надзорную жалобу в Верховный Суд, указав, что считаем этот факт нарушения закона  существенным. Согласны ли Вы, что это существенное нарушение?

Ответ адвоката: Отвечая на первый вопрос в части наличия у осужденного взыскания, просто приведу выдержку из кассационного определения Верховного Суда РФ от 07.04.2015 № 85-УД15-5. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации, в частности, указала, что «по смыслу ст. 81 УК РФ при рассмотрении в порядке исполнения приговора вопросов, связанных с освобождением осужденного от наказания в связи с болезнью осужденного, предопределяющее значение имеет наличие у лица заболевания, препятствующего отбыванию наказания, а не его поведение в период отбывания наказания».
Таким образом, если отказ в освобождении обусловлен только лишь ссылкой на недостатки поведения осужденного, то дальнейшее кассационное обжалование целесообразно.
И тут переходим ко второму вопросу, в котором как раз и говорится об обжаловании судебного решения, вступившего в силу, то есть о кассационном и надзорном обжаловании.
Автор второго вопроса совершенно правильно понимает суть кассационного обжалования по уголовным делам – основанием для отмены или изменения обжалуемого судебного является далеко не каждое допущенное судом нарушение, а только существенное нарушение.
Как сказано в части 1 статьи 401.15 УПК РФ, основаниями отмены или изменения приговора, определения или постановления суда при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела. То есть в кассационной жалобе надо не просто назвать конкретное существенное нарушение закона, но и аргументированно обосновать, что именно это нарушение повлияло на исход дела.
К сожалению, данная законодательная формулировка недостаточно конкретна, что порой позволяет судам обходиться словоблудием вместо законной реакции на кассационную жалобу.
В данном конкретном случае, если я правильно понял, дело было так. Суд рассмотрел апелляционное представление прокурора и удовлетворил его, но особенностью данного разбирательства было то, что до начала судебного заседания человеку, вопрос об освобождении которого решался судом, не вручили копию дополнительного апелляционного представления прокурора.
Расцениваю это как серьезное нарушение права на защиту, нарушение принципа состязательности сторон. И в этом смысле нарушение, безусловно, является существенным. Но я не исключаю, что значимые для окончательного решения по делу нюансы могут быть обнаружены, например, в протоколе судебного заседания.
Так, если из протокола судебного заседания суда апелляционной инстанции следует, что апелляционное представление поступило в установленные сроки, что в нем, если сроки нарушены, не содержится иных ухудшающих требований, чем в кратком варианте, если сторона защиты согласилась на его рассмотрение и не попросила времени на ознакомление или же заявила, что ознакомлены, то шансов на отмену в порядке кассации и надзора нет.
Также суды кассационной инстанции могут счесть, что решение апелляционного суда было полностью основано на том минимуме информации, что содержало в себе «краткое» апелляционное представление прокурора.
Для справки напоминаю, что, исходя из требований ч. 4 ст. 389.8 УПК РФ, дополнительные апелляционные жалоба, представление подлежат рассмотрению, если они поступили в суд апелляционной инстанции не позднее чем за 5 суток до начала судебного заседания. В дополнительном представлении прокурора, поданном по истечении срока обжалования, не может быть поставлен вопрос об ухудшении положения осужденного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено, если такое требование не содержалось в первоначальном представлении.
Поэтому попробуйте еще раз просмотреть материалы апелляционного судопроизводства, чтобы выяснить все нюансы с соблюдением процессуальных сроков и отражением этого в протоколе судебного заседания.

Голубев Владимир Васильевич



Ниже для ознакомления и использования привожу Кассационное определение Верховного Суда РФ от 7 апреля 2015 г. № 85-УД15-5:

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Ботина А.Г., судей Кондратова П.Е. и Пейсиковой Е.В., при секретаре Маркове О.Е.
рассмотрела в судебном заседании 7 апреля 2015 года кассационную жалобу адвоката Мареевой И.П. в интересах осужденного Илюшечкина А.П. о пересмотре постановления Сухиничского районного суда от 13 декабря 2013 года, апелляционного постановления Калужского областного суда от 14 февраля 2014 года и постановления президиума Калужского областного суда от 14 января 2015 года, а также материал по его ходатайству об освобождении от отбывания наказания в связи с болезнью.
По приговору Обнинского городского суда Калужской области от 17 апреля 2013 года
Илюшечкин А.П. <...> ранее несудимый,
осужден, с учетом изменений, внесенных апелляционным определением от 27 августа 2013 года, по ч. 4 ст. 159 УК РФ к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, по ч. 1 ст. 174.1 УК РФ (по эпизоду от 22 мая 2008 года) к штрафу в размере 100.000 рублей с освобождением от наказания в виде штрафа за истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.
Постановлением Сухиничского районного суда Калужской области от 13 декабря 2013 года отказано в удовлетворении ходатайства осужденного Илюшечкина А.П. об освобождении от отбывания наказания в связи с болезнью.
Апелляционным постановлением Калужского областного суда от 14 февраля 2014 года постановление от 13 декабря 2013 года оставлено без изменения.
Постановлением президиума Калужского областного суда от 14 января 2015 года постановление от 13 декабря 2013 года и апелляционное постановление от 14 февраля 2014 года в отношении Илюшечкина А.П. оставлены без изменения.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ботина А.Г., выступление адвоката Мареевой И.П. в интересах осужденного Илюшечкина А.П., поддержавшей свою апелляционную жалобу и полагавшей освободить осужденного от дальнейшего отбывания наказания, а также выступление прокурора Лох Е.Н., полагавшей в удовлетворении кассационной жалобы отказать, Судебная коллегия

установила:

в кассационной жалобе адвокат Мареева И.П. просит об отмене постановления от 13 декабря 2013 года и последующих судебных решений в отношении осужденного Илюшечкина А.П., указывая, что суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства осужденного об освобождении его от отбывания наказания в связи с болезнью.
Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия находит, что она подлежит удовлетворению по следующим основаниям.
В соответствии с ч. 2 ст. 81 УК РФ лицо, заболевшее после совершения преступления иной тяжелой болезнью, препятствующей отбыванию наказания, может быть судом освобождено от отбывания наказания.
Из материала усматривается, что суд первой инстанции, изучив представленные материалы и выслушав мнения сторон, пришел к выводу о том, что осужденный страдает заболеванием, которое входит в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 6 февраля 2004 года N 54 в перечень заболеваний, препятствующих отбыванию наказания.
Однако с учетом того, что осужденный получает регулярное лечение, сведений о наличии у него родственников или близких лиц, которые могут и согласны осуществлять уход за ним в случае его освобождения, суду не представлено, Илюшечкин А.П. совершил совокупность преступлений, в том числе тяжкое, отбывает наказание на обычных условиях содержания, имеет единственное поощрение от администрации колонии, характеризуется неопределенностью в поведении, имеет задолженность по исковым обязательствам в размере <...> рублей и мер к ее погашению не принимает, суд пришел к выводу, что Илюшечкин А.П. нуждается в дальнейшем отбывании назначенного ему наказания, в связи с чем в удовлетворении ходатайства осужденного отказал.
С данным решением согласились суды апелляционной и кассационной инстанций.
Между тем, в соответствии с действующим законодательством суды не вправе отказать в освобождении от отбывания наказания по основаниям, не указанным в законе, в том числе таким, как тяжесть совершенного преступления и условия содержания.
В тех случаях, когда вред, причиненный преступлением, не возмещен в силу объективных причин, суд также не вправе отказать в освобождении от наказания только на этом основании.
Из представленных копий судебных документов усматривается, что решением суда на имущество осужденного Илюшечкина А.П. обращено взыскание во исполнение приговора.
В суде второй инстанции сторона защиты заявила о готовности супруги осужденного Илюшечкина А.П. к его содержанию и осуществлению ухода за ним.
Имеющаяся в материале характеристика на осужденного является положительной, а вывод о том, что за время отбывания наказания в ФКУ ИК <...> УФСИН России по Калужской области он характеризуется неопределенностью в поведении, не может служить основанием для отказа в освобождении осужденного от отбывания наказания в связи с болезнью. К тому же, как видно из характеристики, на момент обращения в ноябре 2013 года в суд с указанным ходатайством Илюшечкин А.П. содержался в данном учреждении с 18 сентября 2013 года, то есть непродолжительное время.
Кроме того, по смыслу ст. 81 УК РФ при рассмотрении в порядке исполнения приговора вопросов, связанных с освобождением осужденного от наказания в связи с болезнью осужденного, предопределяющее значение имеет наличие у лица заболевания, препятствующего отбыванию наказания, а не его поведение в период отбывания наказания.
При таких обстоятельствах доводы, изложенные в жалобе адвоката Мареевой П.П. в интересах осужденного Илюшечкина А.П., заслуживают внимания и осужденный подлежит освобождению от не отбытого им наказания на основании ч. 2 ст. 81 УК РФ, а все судебные решения по данному вопросу подлежат отмене.
На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 401.14 и 401.15 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

постановление Сухиничского районного суда Калужской области от 13 декабря 2013 года, апелляционное постановление Калужского областного суда от 14 февраля 2014 года и постановление президиума Калужского областного суда от 14 января 2015 года в отношении Илюшечкина А.П. отменить.
Освободить Илюшечкина А.П. от дальнейшего отбывания наказания, назначенного ему по приговору Обнинского городского суда Калужской области от 17 апреля 2013 года, на основании ч. 2 ст. 81 УК РФ в связи с болезнью.
Илюшечкина А.П. из-под стражи незамедлительно освободить.



Статья 138.1 УК РФ
Статью 138.1 УК РФ условно можно отнести к числу самых несправедливых. Почему условно?
Да по той простой причине, что решение о привлечении к уголовной ответственности по ст. 138.1 УК принимают должностные лица правоохранительных органов, которые довольно часто фактически злоупотребляют правом на возбуждение уголовного дела. Ведь даже при условии, что действия человека внешне содержат в себе признаки преступления, это не обязательно должно влечь за собой возбуждение уголовного дела. Разве, например, опасен студент ВУЗа, который для ведения аудиозаписей лекций купил себе авторучку с диктофоном? Конечно, нет. В этом случае не имеет смысла портить человеку жизнь судимостью, поскольку часть 2 ст. 14 УК РФ определяет, что не является преступлением действие (бездействие), хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности.
Но желание изобразить работу, желание получить повышение по службе и т.п. толкают правоохранителей на привлечение к уголовной ответственности по ст. 138.1 УК РФ далеких от криминала людей, включая студентов, пенсионеров и домохозяек.
Поэтому так много посетителей сайта просят адвоката дать совет именно по уголовным делам, возбужденным по статье 138.1 УК.
В этой связи решено разместить на сайте официальные и неофициальные комментарии статьи 138.1 УК РФ. Здесь, на этой странице помещаю важный документ Конституционного Суда и ссылки на комментарии ст. 138.1 УК РФ, а также на ответы адвоката на вопросы по данной статье. Ссылки и комментарий по ст. 138.1 УК будут пополняться.
А если возникнут вопросы по этой или другим статьям УК РФ - задавайте! Постараюсь ответить.



Статья 138-1 УК РФ - комментарий

31 марта 2011 года Конституционный Суд РФ признал не противоречащим Конституции положение части 3 статьи 138 Уголовного кодекса РФ
31 марта 2011 года Конституционный Суд РФ признал не противоречащим Конституции положение части 3 статьи 138 Уголовного кодекса РФ, поскольку оно предполагает, что уголовная ответственность наступает за производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, если эти действия осуществляются без соответствующей лицензии, а сами специальные технические средства разработаны и предназначены именно для негласного (т.е. тайного, неочевидного) получения информации, затрагивающей конституционные права личности.
Дело было рассмотрено 16 февраля 2011 года по жалобам граждан С.В. Капорина, И.В.Коршуна, С.В.Миронова, Ц.И.Соловьева и А.Г.Трубина.

Справка
Частью 3 ст. 138 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за незаконные производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации.
К таким специальным техническим средствам относятся, например, приборы для негласного получения акустической информации, визуального наблюдения, прослушивания телефонных переговоров. Свободный оборот таких специальных устройств запрещен федеральным законом, использовать их вправе только сотрудники правоохранительных органов и спецслужб в ходе оперативно-розыскной деятельности. Разработка, производство, реализация и приобретение специальных технических средств могут осуществляться исключительно на основании лицензии, выдаваемой ФСБ России.

История вопроса
1. Предприниматели из Петропавловска-Камчатского С.В.Капорин, из Коми Ц.И.Соловьев и житель Костромы С.В.Миронов обвиняются в незаконном приобретении и продаже устройств видеонаблюдения, закамуфлированных под бытовые предметы (шариковые авторучки и пульты авто-сигнализаций со встроенными видеокамерами и микрофонами). Предприниматели специализируются на розничной торговле техническими устройствами. Спецсредства они купили в свободной торговой сети и продавали в магазинах. Гражданин С.В. Миронов приобрел эти устройства через интернет также для последующей продажи. Все трое привлечены в качестве обвиняемых по уголовным делам в 2010 году.
2. Предприниматель из Зеленограда И.В.Коршун занимается производством профессиональной ауди- и видеозаписывающей техники. 10 февраля 2000 года за незаконное производство и продажу устройства дистанционного акустического контроля он был приговорен к штрафу в размере 200 МРОТ. Устройство обладало высокой чувствительностью,  было закамуфлировано и могло быть обнаружено только с помощью специальных средств. Оно предназначалось для контроля срабатывания системы охраны (квартиры, офиса) и получало акустическую информацию.
3. Житель Архангельска А.Г.Трубин 22 мая 2008 года приговором мирового судьи был осужден к 1,5 годам лишения свободы условно. Суд пришел к выводу, что изготовленные А.Г.Трубиным устройства (четыре радиомикрофона, смонтированные в футляре от губной помады) входят в перечень специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации в ходе оперативно-розыскной деятельности. Для производства и сбыта таких спецсредств необходимо наличие соответствующей лицензии, которой у А.Г.Трубина не было. Жалобы заявителя были оставлены без удовлетворения, и приговор вступил в силу в январе 2010 года.

Позиция заявителей
Заявители полагают, что оспариваемая норма в силу своей неопределенности предоставляет правоприменителю необоснованно широкие пределы усмотрения. Отсутствие в ней четкого понятия специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, признаков и критериев отграничения от технических средств, разрешенных к обороту; позволяет любой прибор для получения, передачи и регистрации информации отнести к предмету преступления. Гражданину же отсутствие определенности, ясности и конкретности предписаний, не позволяет предвидеть последствия своих деяний, отграничить правомерное поведение от  противоправного.
Тем самым, по мнению заявителей, нарушаются конституционных принципы равенства и справедливости, а также их конституционные права, в том числе на свободу информации и на судебную защиту.

Позиция Суда
Конституционные права личности на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также на неприкосновенность жилища находятся под особой защитой Конституции. При этом хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Соответственно, сбор информации, сопряженный с нарушением этих прав, также не допускается.
Исходя из этого, федеральный законодатель определил законные основания производства, сбыта и приобретения специальных технических средств, предназначенных именно для негласного получения информации. Установлены также меры юридической ответственности, в том числе уголовно-правовые санкции, за незаконный оборот спецсредств.
Федеральный закон запрещает свободный оборот таких спецсредств, с помощью которых легко нарушить гарантированные Конституцией права граждан. Он устанавливает обязательность лицензирования их производства, приобретения и сбыта и допускает их использование лишь в процессе осуществления предусмотренной законом оперативно-розыскной деятельности.
На основе федеральных законов Правительство определяет перечни таких спецсредств, их свойства и признаки, что позволяет отличать их от обычных устройств,  рассчитанных на бытовое применение. Одним из главных критериев при этом являются специально приданные спецсредствам нужные качества (проведена техническая доработка, камуфлирование) именно для тайного, неочевидного получения информации лицами, не имеющими на то законных оснований.
Соответственно, при привлечении лица к уголовной ответственности должен быть установлен не только сам факт производства, сбыта или приобретения специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, но и доказана противозаконность соответствующих действий и наличие умысла на их совершение.
Таким образом, предусмотренная ч. 3 ст. 138 УК РФ уголовная ответственность наступает за производство, сбыт или приобретение таких специальных технических средств, которые предназначены (разработаны, приспособлены, запрограммированы) именно для негласного (т.е. тайного, неочевидного) получения информации, затрагивающей права личности, гарантированные Конституцией РФ.
Именно в таком смысле положение ч. 3 ст. 138 УК РФ признано не противоречащим Конституции России. Следовательно, исключено любое иное его истолкование в правоприменительной практике.
Решения по делам заявителей, основанные на данном законоположении в истолковании, расходящемся с установленным Конституционным Судом РФ конституционно-правовым смыслом, подлежат разрешению в определенном законом порядке.

Председательствовал в процессе ЗОРЬКИН Валерий Дмитриевич
Судьей-докладчиком был  СЕЛЕЗНЕВ Николай Васильевич





Скопировано на сайте Конституционного Суда РФ http://www.ksrf.ru/ru/News/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=2921
Юридическая консультация онлайн - advokat-golubev.ru
Штраф и другие уголовные наказания, не связанные с изоляцией осужденного от общества (уголовно-исполнительный аспект)

Комментарий Голубева В.В. (advokat-golubev@yandex.ru) 11 ноября 2013 года


О лишении свободы, о местах отбывания этого наказания, и даже о том, каковы нравы и порядки в местах «не столь отдаленных», у нас не знают разве что младенцы, которые пока не смотрят телевизор, не пользуются интернетом и газет, к своему счастью, пока не читают.
Остальное население в этих вопросах более чем осведомлено. Осмелюсь предположить, что в России так было и раньше. Вспомним строки из небольшого стихотворения Роберта Рождественского «Позапрошлая песня»
«Лейтенант в окно глядит.
Пьет - не остановится...
Полстраны
уже сидит.
Полстраны
Готовится».

И, хотя не менее чем десять последних лет с высоких трибун периодически говорят о гуманизации уголовного законодательства, о широком применении наказаний, альтернативных лишению свободы, в народе не забывают о поговорке, что от сумы и от тюрьмы не зарекаются. Многие продолжают считать, что если уж простой человек попал под следствие, то «тюрьмы не избежать».
Но, может быть, это мнение ошибочно? Попробуем разобраться, обратившись к статистике. Например, на официальном сайте Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) приведена «Краткая характеристика уголовно-исполнительной системы» (http://фсин.рф/structure/inspector/iao/statistika/Kratkaya%20har-ka%20UIS/).
Из этой информации следует, что  по состоянию на 1 ноября 2013 г. в учреждениях УИС содержалось   681,05 тыс. человек, в том числе:
в 733 исправительных колониях отбывало наказание 564,07 тыс. человек, в том числе:
- в 127 колониях-поселениях отбывало наказание 40,9 тыс. человек;
- в 5 ИК для осужденных к пожизненному лишению свободы отбывало наказание 1844 человек.
- в 230 следственных изоляторах и 109 помещениях, функционирующих  в режиме следственных изоляторов при колониях содержалось – 113,7 тыс. человек.
- в 8 тюрьмах отбывало наказание 1,2 тыс. человек.
- в 46 воспитательных колониях для несовершеннолетних 1,9 тыс. человек
Также статистика зафиксировала, что в исправительных учреждениях содержится 56,3 тыс. женщин, а в 13 домах ребенка при женских колониях проживают 762 ребенка, матери которых «сидят» рядом в исправительной колонии.
Итак, обратимся к «основной» из названных цифр – в местах лишения свободы по состоянию на 01.11.2013 находится 681,05 тыс. человек. Значит, строки поэта про сидящие полстраны, к счастью, устарели.
Но ведь обвинительных приговоров ежегодно выносится намного больше, чем вышеприведенное число «сидельцев». Где же отбывают наказание, под чьим присмотром находятся остальные осужденные, а именно те, кому суд назначил наказания, не связанные с изоляцией от общества.
Ответ прост - в состав уголовно-исполнительной системы входят не только тюрьмы и колонии, но также и уголовно-исполнительные инспекции, которых на туже дату, то есть на 1 ноября 2013 года по стране насчитывается 2459.
Именно на уголовно-исполнительные инспекции возложена обязанность контролировать и исполнять практически все наказания, не связанные с изоляцией осужденного от общества. И на начало ноября 2013 там состояло на учете 457,4 тыс. человек, осужденных к наказаниям, не связанным с лишением свободы.
Получается, что молва хоть и частично, но права – наши суды не любят миндальничать и чаще всего назначают реальные сроки. Но альтернатива все ж возможна. Вот об исполнении таких «альтернативных» наказаний далее как раз и пойдет речь. Кстати, в системе ФСИН все большей популярностью пользуется именно такая формулировка: «исполнение наказаний, альтернативных лишению свободы».
Теперь обратимся к УК РФ и, в частности, к его Главе 9 «Понятие и цели наказания. Виды наказания». Там, в статье 44 УК РФ дан закрытый перечень существующих в РФ уголовных наказаний, среди которых нас сегодня интересуют не все, а лишь те, что исполняются без изоляции осужденного от общества:
- штраф;
- лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью;
- лишение специального, воинского или почетного звания, классного чина и государственных наград;
- обязательные работы;
- исправительные работы;
- ограничение по военной службе;
- ограничение свободы;
- принудительные работы.
Рассмотрим некоторые из них более подробно, чтобы понять алгоритм исполнения таких наказаний.
Но начнем рассмотрение со штрафа, хотя в Уголовно-исполнительном кодексе РФ порядок несколько иной. Просто процедура исполнения многих не связанных с изоляцией от общества наказаний похожа, а вот исполнение штрафа специфично.


Штраф – исполнение наказания в виде штрафа

Начнем анализ данного вида наказания с того, что вспомним, что все уголовные наказания делятся на основные и дополнительные (в теории существует и другие градации, но мы сейчас исходим из буквы закона, а именно из статьи  45 УК РФ). Так вот штраф наряду с такими видами уголовных наказаний, как  лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, а также ограничение свободы применяется в качестве, как основного, так и дополнительного вида наказания (кстати, в качестве дополнительного вида наказание может назначаться не просто по желанию судьи, а только в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ).
В этой связи исполнение наказания в виде штрафа имеет некоторые отличия в зависимости от того, основным наказанием явился штраф в данном конкретном случае или же назначен в «довесок» к основному.
Определение штрафу дано и его пределы, его границы обозначены в статье 46 УК РФ, часть 1 которой определяет, что штраф есть денежное взыскание, назначаемое в пределах, предусмотренных УК РФ.
В УК РФ подробно расписаны размеры возможного штрафа, но сейчас мы ограничимся лишь упоминанием о том, что суду при назначении штрафа в качестве уголовного наказания предоставлена возможность выбора и размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода.
И в части 3 статьи 46 УК РФ кроме того содержатся положения, имеющие значение для исполнения наказания. А именно, там сказано, что с учетом тех же обстоятельств (то есть с учетом категории преступления, имущественного положения и проч.) суд может назначить штраф: а) без рассрочки; б) с рассрочкой выплаты определенными частями на срок до пяти лет.
Здесь надо акцентировать внимание, надо разобраться с даваемой судом рассрочкой. В части 3 статьи 46 УК РФ говорится о рассрочке, которая устанавливается приговором, а в части 2 статьи 31 УИК РФ речь идет уже о другой рассрочке, о той, которую суд может предоставить осужденному уже в процессе исполнения приговора.
Для исполнения наказания в определенных случаях значимо также то, что он назначен в размере, исчисляемом исходя из величины, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа или взятки. Этот фактор учитывается в случае злостного уклонения от уплаты штрафа.
Немного забегая вперед отметим, что злостным уклонение от уплаты штрафа считается в том случае, если осуждённый не уплатит штраф в установленный ч.ч. 1, 3 ст. 31 УИК РФ срок.
Так вот при злостном уклонении от уплаты штрафа как основного наказания, штраф заменяется иным наказанием за исключением лишения свободы (часть 5 ст. 46 УК РФ). Если же злостное уклонение от штрафа в размере, исчисляемом исходя из величины, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа или взятки, то его можно заменять и на лишение свободы, и на любое другое из числа и в пределах определенных санкцией, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части УК РФ. При этом назначенное наказание не может быть условным.


Процедура исполнения наказания такова. В соответствии с ч. 1 ст. 31 УИК РФ осуждённый к штрафу без рассрочки выплаты обязан уплатить штраф в течение 30 дней со дня вступления приговора в законную силу.
Согласно ч.ч. 1, 2 ст. 32 УИК РФ злостно уклоняющимся от уплаты штрафа признаётся осуждённый, не уплативший штраф в установленный ч.ч. 1, 3 ст. 31 УИК РФ срок.
В отношении осуждённого, злостно уклоняющегося от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, судебный пристав- исполнитель не ранее 10, но не позднее 30 дней со дня истечения предельного срока уплаты, указанного в ч.ч. 1, 3 ст. 31 УИК РФ, направляет в суд представление о замене штрафа другим видом наказания в соответствии с ч. 5 ст. 46 УК РФ.
Полагаю, что понять принцип исполнения наказания в виде штрафа и одновременно осознать, что здесь не все так просто, как может показаться на первый взгляд помогут примеры из судебной практики.
Из содержания и смысла названной выше нормы следует, что злостное уклонение от уплаты штрафа предполагает нежелание его уплаты при наличии у должника реальной финансовой возможности выполнить это обязательство либо намеренное создание препятствий для обращения взыскания на заработную плату и связанный с этим отказ должника от трудоустройства.


Пример 1

«Исходя из этого при решении вопроса о признании лица злостно уклоняющимся от уплаты штрафа обстоятельством, имеющим правовое значение и подлежащим доказыванию, является установление имущественной состоятельности должника, позволяющей ему выплатить штраф.
Как видно из материалов дела, судебным приставом-исполнителем, внесшим представление о замене назначенного В. штрафа другим наказанием, не были представлены суду сведения о том, что осужденный имеет постоянный источник дохода в виде заработной платы, пенсии, пособия либо располагает денежными вкладами или недвижимым имуществом. В судебном заседании эти обстоятельства также не выяснялись.
Таким образом, судом не установлено, что осужденный имел финансовые либо иные материальные возможности для уплаты штрафа и, располагая этими возможностями, умышленно уклонялся от его уплаты.
Данных о том, что осужденный намеренно не устраивался на работу, из представленных материалов также не усматривается.

Так, в судебном заседании осужденный пояснил, что по состоянию здоровья он не имел возможности устроиться на постоянную работу, выполнял временные работы, в связи с этим испытывал финансовые трудности, поэтому не мог выплатить штраф».

(Обзор кассационной практики Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации за второе полугодие 2011 года (утв. Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 14 марта 2012 г.) Текст обзора опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, май 2012 г., N 5)
Пример 2

«Как следует из материалов дела, 24 февраля 2012 г. в ... МРО СП г. ... УФССП России по Республике Татарстан на исполнение поступил исполнительный лист о взыскании с Тимофеева А.П. в пользу государства штрафа, назначенного ему по приговору суда, в размере 300 000 000 руб.
В этот же день было вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства, с которым Тимофеев был ознакомлен 29 февраля 2012 г. В этом же постановлении судебный пристав-исполнитель установил должнику срок для добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе, а именно 5 дней.
В связи с допущенной технической ошибкой, 29 февраля 2012 г. судебный пристав-исполнитель вынес постановление о внесении изменений в постановление о возбуждении исполнительного производства, установив срок добровольного исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе до 6 марта 2012 г.
2 марта 2012 г. в ходе исполнительного производства должник обратился в Верховный Суд Республики Татарстан с ходатайством о рассрочке уплаты штрафа. В этот же день судебным приставом-исполнителем было вынесено постановление о приостановлении исполнительного производства.
Постановлением суда от 30 марта 2012 г. производство по ходатайству Тимофеева в связи с его отказом от предоставления рассрочки прекращено.
В этот же день исполнительное производство было возобновлено.
3 апреля 2012 г. судебным приставом-исполнителем было вынесено представление о замене штрафа другим видом наказания и исполнительное производство было приостановлено.
2 мая 2012 г. Верховным судом Республики Татарстан представление судебного пристава-исполнителя о замене Тимофееву штрафа другим видом наказания было отклонено. Постановление вступило в законную силу.
12 мая 2012 г. исполнительное производство было возобновлено.
При таких условиях суд правильно указал в постановлении, что со дня вступления приговора в законную силу Тимофееву было предоставлено более 50 дней для добровольной уплаты штрафа.
Судебный пристав-исполнитель в своём представлении указал о том, что Тимофеев злостно уклонялся от уплаты штрафа.
Суд согласился с этим и подробно мотивировал свои выводы в этой части.
По смыслу ч. 1 ст. 32 УИК РФ злостное уклонение от уплаты штрафа предполагает нежелание его уплаты при наличии у должника реальной финансовой возможности выполнить это обязательство либо намеренное создание препятствий для обращения взыскания на принадлежащее должнику имущество или заработную плату и связанный с этим отказ должника от трудоустройства.
Таким образом, при решении вопроса о признании лица злостно уклоняющимся от уплаты штрафа необходимо установить имущественную состоятельность должника, позволяющую ему выплатить штраф.
Таковая была установлена судом.
Так, Тимофеев имеет принадлежащее ему имущество: автомобиль марки ... кладовую комнату и 2 машино-места в г. ...
Органами следствия на это имущество был наложен арест. По приговору суда это имущество было оставлено под арестом.
В ходе исполнения наказания в виде штрафа Тимофеев, как правильно указано в постановлении суда, имел возможность обратиться в суд с ходатайством о снятии ареста с принадлежащего ему имущества для последующей его реализации с целью уплаты штрафа, что было чётко изложено в указанном выше постановлении суда от 2 мая 2012 г.
Тимофеев этого не сделал, чем, как правильно указал суд, намеренно создал препятствия для обращения взыскания на принадлежащее ему как должнику имущество.
Вопреки доводам авторов кассационных жалоб, в обязанности судебного пристава-исполнителя не входит выполнение действий в пользу должника при решении вопроса о снятии наложенного другим органом ареста на его имущество.
Из представленного на запрос судебного пристава-исполнителя отчёта ОАО АИКБ ... о движении лицевого счёта, принадлежащего Тимофееву, следует этот счёт предназначен для погашения кредита за жильё, расположенное в г. ...
Согласно кредитному договору от 11 апреля 2011 г. Тимофеев А.П. должен уплачивать кредит в размере ... руб. ... коп. ежемесячно, а после провозглашения приговора им производилось не только погашение кредита, но и дополнительное погашение процентов по кредиту, в итоге в период с 26 января 2012 г. по 30 апреля 2012 г. им выплачена сумма в размере ... руб.
Кроме того, как следует из представленных документов, Тимофеев ежемесячно по ... руб. производил погашение кредита за автомобиль, полученный в ООО ...
Доводы о том, что Тимофеев обращался в банки по поводу разрешения вопросов выплаты по кредитам с учётом необходимости уплаты им штрафа, назначенного по приговору суда, суд правильно оценил как голословные и неубедительные.
При таких обстоятельствах суд сделал правильный вывод о том, что должник Тимофеев имел реальные финансовые возможности внести указанные денежные суммы в счёт погашения назначенного ему штрафа, однако не сделал этого.
В представлении судебным приставом-исполнителем указывается, что Тимофеев в феврале 2012 г. учредил фирму ООО ... которая, с его слов, создана им в целях погашения суммы штрафа.
Эта информация подтвердилась в судебном заседании, с учётом чего суд сделал правильный вывод о том, что у Тимофеева была возможность внести в счёт погашения уголовного штрафа те денежные средства, которые он затратил на создание юридического лица.
Кроме того, судом правильно установлено, что расчётный счёт фирмы, позволяющий вести финансово-хозяйственную деятельность, был открыт только 25 июня 2012 г., то есть после внесения представления о замене штрафа, и, следовательно, до этого времени фирма не имела движения денежных средств, то есть не осуществляла какой-либо деятельности.
С учётом этого суд сделал правильный вывод о том, что учреждение Тимофеевым фирмы ООО ... не было направлено на погашение штрафа, носило отвлекающий характер и не может свидетельствовать о желании должника трудоустроиться с целью иметь возможность погашения штрафа, назначенного по приговору суда.
При обсуждении вопроса об имущественной состоятельности должника Тимофеева суд обоснованно указал в постановлении о том, что заслуживают внимания доводы прокурора о неожиданном отчуждении в короткие сроки в пользу родителей принадлежащего супругам Тимофеевым их общего имущества, а также доводы прокурора о сомнительном характере возможности получения Тимофеевым в долг от родителей-пенсионеров более 11 000 000 руб.
Согласно материалам дела Тимофеев в настоящее время уплатил в доход государства 630 000 руб., при этом 610 000 руб. было выплачено им к моменту рассмотрения первого представления судебного пристава-исполнителя о замене штрафа, и по 10 000 руб. им выплачено 7 июня и 6 июля 2012 г.
Других выплат на момент рассмотрения в Верховном Суде Российской Федерации его кассационной жалобы на постановление Верховного Суда Республики Татарстан от 30 июля 2012 г. Тимофеев не произвёл.
Сумма в размере 630 000 руб., выплаченная Тимофеевым в счёт погашения штрафа, правильно расценена судом как незначительная с учётом общей суммы штрафа.
При таких данных суд правильно установил, что осуждённый Тимофеев с учётом стоимости принадлежащего ему имущества, сумм погашаемых кредитов, а также сумм, затраченных на организацию юридического лица, имел финансовые и иные материальные возможности для выплаты штрафа, однако, располагая этими возможностями, умышленно уклонялся от его уплаты, что свидетельствует о его злостном уклонении от исполнения приговора суда в части назначенного штрафа.
Тимофеев А.П., как правильно указал суд, достоверно зная о необходимости уплаты штрафа, назначенного ему по приговору суда, который он не обжаловал, в том числе в части размера штрафа, после отклонения первого представления судебного пристава-исполнителя, то есть после 2 мая 2012 г. никаких значимых действий по уплате штрафа не предпринял, с ходатайством об отсрочке и рассрочке выплаты штрафа в суд не обращался.
С учётом этого решение суда о замене штрафа другим наказанием - лишением свободы Судебная коллегия находит законным и обоснованным.
При этом Судебная коллегия принимает во внимание и то обстоятельство, что в судебном заседании кассационной инстанции Тимофеев подтвердил, что он не намеревался ходатайствовать перед судом об отсрочке или рассрочке выплаты штрафа, поскольку установление конкретных сумм и сроков уплаты штрафа считает для себя затруднительным.
Как следует из постановления суда, штраф заменён наказанием в виде лишения свободы, которое назначено Тимофееву с применением ст. 64 УК РФ сроком на 4 года, то есть ниже низшего предела (8 лет), предусмотренного санкцией ч. 6 ст. 290 УК РФ.
Назначая лишение свободы с применением ст. 64 УК РФ, суд учёл в качестве смягчающих наказание обстоятельств положительные характеристики Тимофеева, наличие на его иждивении малолетних детей и престарелых родителей, состояние здоровья Тимофеева, его детей и родителей, его активное способствование раскрытию преступления, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств, то есть учёл все те обстоятельства, на которые имеются ссылки в кассационных жалобах.
Выводы суда в этой части Судебная коллегия находит достаточно аргументированными, и не находит оснований для назначения ему лишения свободы условно с применением ст. 73 УК РФ, как об этом ставится вопрос в кассационных жалобах.
По тем же основаниям Судебная коллегия не находит поводов для применения к Тимофееву положений ст. 82 УК РФ, а именно отсрочки отбывания наказания…»

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 октября 2012 г. N 11-О12-64. Текст определения опубликован в Бюллетене Верховного Суда Российской Федерации, март 2013 г., N 3
Работа пристава-исполнителя

Итак, штраф исполняется либо добровольно, либо судебными приставами – исполнителями.
И вот тут мы сталкиваемся с последствиями непрерывного совершенствования отечественного законодательства, с его разнообразием. Я напомню, что приставы в своей работе руководствуются не чем иным, как Федеральным законом от 2 октября 2007 г. N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве".
И вот, что там написано:
Статья 103. Взыскание штрафа, назначенного в качестве наказания за совершение преступления
1. Штраф, назначенный в качестве наказания за совершение преступления (далее - штраф за преступление), взыскивается по правилам, установленным настоящим Федеральным законом, с особенностями, установленными настоящей статьей.
2. Исполнительный лист о взыскании штрафа за преступление может быть предъявлен к исполнению после вступления приговора в законную силу:
1) в течение двух лет при осуждении за преступление, за совершение которого Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок не более двух лет;
2) в течение шести лет при осуждении за неосторожное преступление, за совершение которого Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок более двух лет;
3) в течение шести лет при осуждении за умышленное преступление, за совершение которого Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок более двух лет, но не более пяти лет;
4) в течение десяти лет при осуждении за умышленное преступление, за совершение которого Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок более пяти лет, но не более десяти лет;
5) в течение пятнадцати лет при осуждении за умышленное преступление, за совершение которого Уголовным кодексом Российской Федерации предусмотрено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок более десяти лет или более строгое наказание.
3. Вместе с исполнительным листом о взыскании штрафа за преступление в подразделение судебных приставов направляются копия приговора, на основании которого оформлен исполнительный лист, и распоряжение об исполнении приговора. Указанные документы передаются судебному приставу-исполнителю в день их поступления в подразделение судебных приставов. Постановление о возбуждении исполнительного производства или об отказе в его возбуждении выносится судебным приставом-исполнителем не позднее трех дней со дня поступления исполнительного листа в подразделение судебных приставов. Постановление об отказе в возбуждении исполнительного производства утверждается старшим судебным приставом или его заместителем и направляется в суд в день его вынесения.
4. Содержащееся в исполнительном листе требование о взыскании штрафа за преступление должно быть исполнено судебным приставом-исполнителем в течение шестидесяти календарных дней со дня вступления приговора в законную силу. Если исполнительное производство возбуждается через сорок пять и более календарных дней после вступления приговора в законную силу, то требование о взыскании штрафа за преступление должно быть исполнено судебным приставом-исполнителем в течение пятнадцати календарных дней со дня возбуждения исполнительного производства.
5. В постановлении о возбуждении исполнительного производства для добровольного исполнения требования об уплате штрафа за преступление (первой части штрафа, если судом принято решение о рассрочке его уплаты) устанавливается тридцать календарных дней со дня вступления приговора в законную силу. Если исполнительное производство возбуждается через двадцать пять и более календарных дней после вступления приговора в законную силу, то срок для добровольного исполнения устанавливается пять календарных дней со дня возбуждения исполнительного производства. Если судом принято решение о предоставлении рассрочки уплаты штрафа за преступление, то судебный пристав-исполнитель в постановлении указывает сроки уплаты частей штрафа за преступление и размеры этих частей.
6. В постановлении о возбуждении исполнительного производства о взыскании штрафа за преступление, назначенного в качестве основного наказания, судебный пристав-исполнитель уведомляет должника о том, что неуплата штрафа (части штрафа, если его выплата назначена частями) в установленный срок в соответствии с частью первой статьи 32 Уголовно-исполнительного кодекса Российской Федерации является злостным уклонением от уплаты штрафа и влечет замену штрафа другим видом наказания.
7. Постановление о возбуждении исполнительного производства вручается должнику лично не позднее дня, следующего за днем его вынесения. Должник может быть вызван в подразделение судебных приставов для вручения ему постановления.
8. По заявлению должника или по требованию суда судебный пристав-исполнитель дает заключение об исполнении штрафа за преступление. Указанное заключение утверждается старшим судебным приставом или его заместителем.
9. Если по истечении десяти календарных дней со дня окончания срока уплаты штрафа (части штрафа), назначенного в качестве основного наказания, у судебного пристава-исполнителя отсутствуют сведения об уплате должником соответствующих денежных сумм, то он направляет в суд, вынесший приговор, представление о замене штрафа другим видом наказания.
10. Судебный пристав-исполнитель принимает меры по принудительному взысканию штрафа за преступление в общем порядке обращения взыскания на имущество должника, установленном настоящим Федеральным законом, в случаях, когда:
1) штраф за преступление, назначенный в качестве основного наказания, не уплачен должником в срок для добровольного исполнения и суд отказал в замене штрафа другим видом наказания;
2) штраф за преступление, назначенный в качестве дополнительного наказания, не уплачен должником в срок для добровольного исполнения;
3) штраф за преступление, совершенное несовершеннолетним, не уплачен лицом, на которое судом возложена обязанность его уплаты, в срок для добровольного исполнения.
11. Исполнительное производство о взыскании штрафа за преступление приостанавливается судебным приставом-исполнителем в случаях:
1) направления судебным приставом-исполнителем представления в суд о замене штрафа другим видом наказания;
2) обращения должника в суд с заявлением об отсрочке или рассрочке выплаты штрафа;
3) смерти, объявления умершим или признания безвестно отсутствующим должника - лица, на которое суд возложил обязанность уплаты штрафа за преступление, совершенное несовершеннолетним;
4) утраты должником дееспособности;
5) нахождения должника на лечении в стационарном лечебном учреждении;
6) нахождения должника в длительной служебной командировке;
7) участия должника в боевых действиях в составе Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, созданных в соответствии с законодательством Российской Федерации, выполнения должником задач в условиях чрезвычайного или военного положения, вооруженного конфликта;
8) просьбы должника, проходящего военную службу по призыву в Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах, созданных в соответствии с законодательством Российской Федерации.
12. Одновременно с приостановлением исполнительного производства по основаниям, предусмотренным пунктами 3-8 части 11 настоящей статьи, судебный пристав-исполнитель направляет в суд, вынесший приговор, представление об определении порядка взыскания штрафа за преступление.
13. В случае принятия судом решения об отказе в замене штрафа другим видом наказания исполнительное производство возобновляется. Одновременно с возобновлением исполнительного производства судебный пристав-исполнитель взыскивает с должника исполнительский сбор, за исключением случая, когда суд, отказывая в замене штрафа другим видом наказания, признал причины неуплаты штрафа в срок уважительными.
14. Исполнительное производство по взысканию штрафа за преступление прекращается в случае отмены приговора в части назначения штрафа. В этом случае должнику возвращаются все денежные суммы, взысканные с него в процессе исполнения.
15. Исполнительное производство по исполнительному листу о взыскании штрафа за преступление оканчивается в случаях:
1) выплаты штрафа в полном объеме;
2) замены штрафа другим видом наказания или отмены наказания в виде штрафа в порядке амнистии или помилования;
3) передачи исполнительного документа в другое подразделение судебных приставов (при исполнении в общем порядке);
4) смерти должника-осужденного или объявления его умершим.


Обязательные работы

Назначаются только в качестве основного наказания. Определение дано в части 1 ст. 49 УК РФ, согласно которой обязательные работы заключаются в выполнении осужденным в свободное от основной работы или учебы время бесплатных общественно полезных работ.
В этой же статье указано, что суд может установить обязательные работы на срок от 60 до 480 часов, но в день осужденный может отбыть не более 4-х часов.
Для того, чтобы охарактеризовать любой вид уголовного наказания, надо просто ответить на три основных вопроса: кем, где и как исполняется конкретный вид наказания.
Обязательные работы исполняются уголовно-исполнительными инспекциями. Кроме того, ст. 28 УИК РФ определенные обязанности по исполнению данного вида наказания возлагает на администрацию организаций, в которых осужденные отбывают обязательные работы, а именно:
-  контроль за выполнением осужденными определенных для них работ;
- уведомление уголовно-исполнительных инспекций о количестве проработанных часов;
- уведомление уголовно-исполнительных инспекций (далее в качестве синонима – УИИ) об уклонении осужденных от отбывания наказания.
Исполняется данный вид наказания по месту жительства осужденного. А если говорить о конкретном месте и виде работы, то они определяются органом местного самоуправления по согласованию с УИИ.
Происходит все следующим образом. Орган местного самоуправления выясняет на расположенных на его территории предприятиях ситуацию с необходимостью использования «почасовой» подневольной рабочей силы, на основании чего составляет перечень видов обязательных работ и объектов, на которых осужденным предстоит отбывать наказание. Этот перечень согласовывается с УИИ.
В процессе контроля за исполнением обязательных работ сотрудники УИИ могут приходить к выводу о целесообразности изменения упомянутого перечня. В этом случае они письменно обращаются в органы местного самоуправления для внесения изменений в перечень.
В каждом конкретном случае исполнение обязательных работ строится по следующему алгоритму.
1. Из суда в УИИ поступают распоряжение суда с копией приговора (определения, постановления).
В случае обнаружения неясностей в копии приговора (определения, постановления) суда и возникновения сомнений в части его исполнения в целях их устранения в установленном законом порядке инспекция разъясняет осужденному его право на обращение в суд для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора, и внесения соответствующих изменений.
В день поступления копии приговора (определения, постановления) суда инспекция регистрирует его в журнале входящих документов и в пронумерованном, прошнурованном и опечатанном журнале учета осужденных к конкретному виду наказания (в данном случае специальный журнал по обязательным работам).
В этот же день в суд, вынесший приговор (определение, постановление), УИИ направляет извещение о принятии приговора к исполнению.
Обратите внимание,  что речь идет не о дате привлечения к отбыванию наказания, а о моменте начала делопроизводства, о дне постановки осужденного на учет инспекции.
А вот дата привлечения к отбыванию наказания в виде обязательных работ может быть любой, но не позднее 15 дней со дня поступления в УИИ вышеупомянутых распоряжения об исполнении приговора и копии приговора, то есть фактически не более 15 дней с момента начала делопроизводства в УИИ, со дня постановки на учет осужденного.
2. В день постановки осужденного на учет, то есть иными словами, в тот же день, когда произведена регистрация копии приговора (определения, постановления) суда на осужденного заводится личное дело, заполняется учетная карточка.
3.  В этот же день постановки осужденного на учет инспекция направляет сообщения:
в орган внутренних дел;
в территориальный орган Федеральной миграционной службы по месту исполнения приговора;
в военный комиссариат по месту постоянной регистрации о постановке на учет осужденного гражданина Российской Федерации призывного возраста;
4. В адрес осужденного направляется уведомление о дате явки в инспекцию с документами, удостоверяющими личность.
5. В день явки осужденного инспектор проводит с ним первоначальную беседу, в ходе которой проверяет документы, удостоверяющие личность осужденного, составляет анкету. Затем осуществляется дактилоскопирование осужденного. Осужденному разъясняется порядок и условия отбывания наказания, его права и обязанности, последствия их несоблюдения.
По окончании беседы составляется подписка. Подписка - это документ о правах и обязанностях осужденного и ответственности за допущенные нарушения в период отбывания наказания.
6. На осужденного в инспекции заводят учетную карточку, в которой ведется суммарный учет отработанного осужденным времени и отражаются нарушения порядка и условий отбывания наказания, а также принятые меры воздействия и другие сведения.

7. По окончании первоначальной беседы инспекция выдает осужденному направление  о необходимости явки в организацию для отбывания обязательных работ.
8. Контроль за явкой осужденного в организацию по вопросу привлечения к общественно полезным работам осуществляется инспекцией ежедневно путем получения информации с использованием средств связи, о чем делается отметка в учетной карточке. При необходимости посещается организация и составляется справка.
9. Инспекция направляет в организацию, в которой осужденный будет отбывать наказание, копию приговора (определения, постановления) суда или заверенную начальником инспекции выписку из него.
10. В целях контроля за поведением осужденного, соблюдением им условий отбывания наказания и исполнением приговора инспекция:
еженедельно получает информацию об отработанном времени и трудовой дисциплине путем использования средств связи, письменного запроса или посещения организации;
ежемесячно запрашивает из организации табель (в случае его непоступления в инспекцию) о количестве отработанного осужденным времени;
осуществляет не реже одного раза в месяц посещения объектов для проверки поведения осужденного по месту работы.
11. На основании представляемых организацией табелей о количестве времени, отработанного осужденным, инспекция ведет его суммарный учет в часах.
12. При наличии уважительных причин инспекция по письменному заявлению осужденного может разрешить ему проработать в течение недели меньшее количество часов, чем положено. В этом случае инспекция выдает осужденному сообщение  для представления его по месту отбывания обязательных работ. В учетной карточке осужденного делается соответствующая отметка.
13. За нарушение осужденным порядка и условий отбывания наказания, выразившиеся в недобросовестном отношении к труду, уклонении от работы на определенном для него объекте, либо если он не сообщил об изменении места жительства, а также не явился в инспекцию по вызову без уважительных причин, инспекция проводит с осужденным беседу. В ходе беседы он предупреждается о недопустимости совершения данных нарушений и об ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации.
По результатам беседы составляется справка, с содержанием которой осужденный ознакамливается под роспись.
14. За уклонение от отбывания наказания, выразившееся в невыходе на обязательные работы без уважительных причин и нарушении трудовой дисциплины, подтвержденные документами организации, осужденному выносится предупреждение
Предупреждение выносится инспекцией не позднее трех рабочих дней со дня невыхода на обязательные работы и нарушения трудовой дисциплины, объявляется осужденному под роспись.
15. В отношении осужденного, более двух раз в течение месяца не вышедшего на обязательные работы без уважительных причин, более двух раз в течение месяца нарушившего трудовую дисциплину, а также скрывшегося в целях уклонения от отбывания наказания, инспекция направляет в суд представление  о замене обязательных работ другим видом наказания в соответствии с частью третьей статьи 49 Уголовного кодекса Российской Федерации.
К представлению прилагаются копии документов, характеризующих осужденного и подтверждающих его уклонение от отбывания наказания.
16. Такое представление инспекция направляет в суд в течение трех суток (без учета выходных и праздничных дней) со дня установления факта злостного уклонения осужденного от отбывания наказания, а в отношении лица, скрывшегося с места жительства, - после проведения первоначальных мероприятий по розыску.
17. В случае отказа суда в замене обязательных работ другим видом наказания новое представление в суд направляется только после совершения осужденным повторного нарушения порядка и условий отбывания наказания.
18. В случае наступления психического расстройства или иной тяжелой болезни, препятствующих отбыванию наказания, а также признания осужденного инвалидом первой группы инспекция разъясняет осужденному либо его законному представителю (только при психическом расстройстве) право обратиться в суд с ходатайством об освобождении его от дальнейшего отбывания наказания.
Ходатайство подается осужденным либо его законным представителем через инспекцию.
При невозможности самостоятельного обращения осужденного либо его законного представителя представление об освобождении осужденного от дальнейшего отбывания наказания в связи с наступлением психического расстройства вносится в суд начальником инспекции.
19. При наступлении беременности инспекция разъясняет осужденной ее право на обращение в суд с ходатайством об отсрочке ей отбывания наказания со дня предоставления отпуска по беременности и родам.


Комментарий к статье 234.1 УК РФ
Незаконный оборот новых потенциально опасных психоактивных веществ
С 15 февраля 2015 года вступает в силу Федеральный закон от 03.02.2015 № 7-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». За малоговорящим названием закона в числе прочего «притаилась» новая статья Уголовного кодекса РФ. Это статья 234.1. УК РФ:
«Статья  234.1 Незаконный оборот новых потенциально опасных психоактивных веществ»
1. Незаконные производство, изготовление, переработка, хранение, перевозка, пересылка, приобретение, ввоз на территорию Российской Федерации, вывоз с территории Российской Федерации в целях сбыта, а равно незаконный сбыт новых потенциально опасных психоактивных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен, -
наказываются штрафом в размере до тридцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух месяцев либо ограничением свободы на срок до двух лет.
2. Те же деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору либо повлекшие по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, -
наказываются штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на срок до шести лет.
3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, совершенные организованной группой либо повлекшие по неосторожности смерть человека, -
наказываются принудительными работами на срок до пяти лет либо лишением свободы на срок до восьми лет."

Поскольку законодательная инициатива в данном случае исходила от Президента РФ, работа законодателей по доведению законопроекта до состояния закона проходила, как в Госдуме принято, очень быстро. Впрочем, и бранить законодателей за поспешность в данном конкретном случае вроде бы нельзя, так как катастрофическая ситуация с распространением в стране разного рода «спайсов» привела к ужасным последствиям – множеству смертей среди подростков.
Однако появление в УК РФ новой статьи наряду с положительным профилактическим эффектом может повлечь за собой и характерные для работы отечественных правоохранителей «перегибы», которые, как известно, заканчиваются незаконным привлечением к уголовной ответственности, а зачастую и незаконным осуждением. Тем более формулировки статьи 234.1 УК РФ оставляют желать лучшего.
В этой связи считаю, что специалистам в сфере уголовного права необходимо срочно проанализировать новую статью 234.1 УК РФ и растолковать её. Ниже предлагаю краткий авторский комментарий к ст. 234.1 УК РФ.


Комментарий к статье 234.1 УК РФ.
Придерживаясь классической четырехэлементной формулы состава преступления (объект -  объективная сторона – субъективная сторона – субъект), тем не менее, позволю себе опустить анализ объекта, поскольку он аналогичен объекту значительной части иных составов, входящих в Главу 25 УК РФ – это здоровье населения или, как принято писать в учебниках уголовного права «охраняемые уголовным законом общественные отношения, обеспечивающие здоровье населения».
А вот на предмет преступления надо взглянуть более внимательно. Напомню, что предмет преступления, хотя обычно и рассматривается в комментариях к УК (а также учебниках уголовного права) одновременно с объектом преступления, серьезно от объекта отличается. Если объектом преступления являются охраняемые законом от криминальных посягательств блага (некоторые авторы просто считают, что объект преступления – понятие абстрактное), то предметом называют вещь материальную. Более того, предмет характерен не для всех составов преступлений, то есть это факультативный, а не обязательный элемент состава.
Но формулируя состав преступления, предусмотренного статьей 234.1 УК РФ, законодатель обозначил предмет преступления, как «потенциально опасные психоактивные вещества, оборот которых в Российской Федерации запрещен». И с определенной долей условности можно сказать, что именно предмет преступления отличает статью 234.1 УК РФ от статьи 234 УК РФ, от ст. 228 УК РФ, от ст. 228.1 УК РФ и им подобных «антинаркотических» норм Уголовного кодекса РФ.
Иными словами, теперь почти все деяния, которые ранее считались преступными только тогда, когда совершались с наркотическими средствами или психотропными веществами либо их прекурсорами, а также с указанными в ст. 234 УК РФ сильнодействующими и ядовитыми веществами, не являющимися наркотическими средствами или психотропными веществами, теперь также криминализированы. Они, грубо говоря, считаются преступлениями, если вместо наркотика, прекурсора, яда и т.п. в руках человека оказались «потенциально опасные психоактивные вещества».
И если термин «психоактивные» в целом понятен, то относительно словосочетания его с выражением «потенциально опасные» так не скажешь. Например, в Распоряжении Правительства РФ от 24.12.2012 № 2511-р «Об утверждении государственной программы Российской Федерации «Развитие здравоохранения» одним из психоактивных веществ совершенно правильно назван алкоголь. Возникает вопрос: «Разве алкоголь не опасен потенциально?». Ответ однозначно положителен. И таких психоактивных веществ хоть отбавляй – здесь и кофе, и крепкий чай, и…
Разумеется, вышеназванные вещества не относятся к числу предметов преступления, предусмотренного ст. 234.1 УК РФ. В этой статье речь идет о таких веществах, которые не просто психоактивны, но и: а) потенциально опасны (раз статья находится в Главе 25 УК РФ, то опасны для здоровья человека); б) их оборот в РФ запрещен.
Чтобы разобраться в этой совокупности признаков предмета преступления обратимся к Федеральному закону от 8 января 1998 года № 3-ФЗ «О наркотических средствах и психотропных веществах», который в статье 1 теперь определил, что "новые потенциально опасные психоактивные вещества - вещества синтетического или естественного происхождения, включенные в Реестр новых потенциально опасных психоактивных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен». Получается, правоприменителю и не требуется так глубоко анализировать предмет преступления – достаточно просто взглянуть в вышеназванный Реестр, пополняться который в соответствии с частью 4 статьи 2.2. Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» будет на основании решения федерального органа исполнительной власти по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.
Судя по всему, пополнять Реестр новых потенциально опасных психоактивных веществ будут оперативно, поскольку часть 5 статьи 2.2.  Закона «О наркотических средствах и психотропных веществах» гласит: «Включение вещества в Реестр осуществляется при получении должностными лицами органов… сведений о его потреблении, которые должны быть подтверждены результатами медицинского освидетельствования лиц, находящихся под воздействием этого вещества…».
А такая оперативность с неизбежностью приведет к возникновению всевозможных неприятных ситуаций. Например, фирма закупила не запрещенную законом продукцию, перечислила деньги поставщику, но оплаченный товар неожиданно внесли в «черный список», то  есть в Реестр. Выходит, что получать такой товар уже нельзя, а денег поставщик уже не вернет. В еще более неприятной ситуации оказывается обычный гражданин, который легально приобрел, например, табачную смесь или подобный товар в магазине, после чего товар внесли в Реестр. Покупатель не обязан отслеживать, что и когда внесено в Реестр новых потенциально опасных психоактивных веществ или в иные «черные списки».
Такого покупателя нельзя привлекать к ответственности, поскольку предусмотренное статьей 234.1 УК РФ деяние считается преступлением лишь при наличии умысла. Таким образом, мы сразу перешли к субъективной стороне состава. Здесь надо отметить, что умысел может быть любым.  
И немаловажным элементом субъективной стороны состава является предусмотренная в части первой специальная цель -  цель сбыта.
Полагаю, что адвокатам при защите клиентов, обвиняемых по статье 234.1 УК РФ предстоит основные усилия прилагать именно в части отстаивания позиции об отсутствии умысла в содеянном, отсутствии цели сбыта, а также в каждом конкретном случае глубоко анализировать ситуацию с предметом преступления.
Ведь Реестр новых потенциально опасных психоактивных веществ может не только оперативно расширяться, но вещества могут из него периодически исключаться, поскольку решение федерального органа исполнительной власти по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ о включении вещества в Реестр может быть обжаловано. Кроме того исключение нового потенциально опасного психоактивного вещества из Реестра осуществляется по решению федерального органа исполнительной власти по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ после установления в отношении этого вещества санитарно-эпидемиологических требований либо мер контроля за его оборотом.
Объективная сторона нового состава преступления не должна вызвать непонимания на практике, поскольку аналогична объективной стороне давно и подробно описанных в специальной литературе «наркотических» составов преступлений.
Разумеется, этот комментарий к ст. 234.1 УК РФ будет в дальнейшем корректироваться с учетом практики применения закона, с учетом судебного толкования. Буду благодарен коллегам и всем посетителям сайта за информацию по практике применения статьи 234.1 УК РФ.

Применение прошедшей амнистии при назначении нового наказания
На днях завершается расследование уголовного дела, возбужденного в отношении моего подзащитного по статье 228 УК РФ. Значит, скоро суд и уже сейчас надо готовиться к процессу. За годы работы сложился определённый алгоритм подготовки к суду – всегда начинаю с анализа судебной практики. И каждый раз при этом находятся материалы, полезные не только для данного конкретного уголовного дела, но и для многих других.
Вот и на этот раз, пытаясь в очередной раз разобраться с вопросами квалификации по статье 228 УК РФ, увидел судебный акт с интересным примером назначения уголовного наказания. Особенность данного конкретного примера в том, что суды первой и второй (апелляция) инстанций упустили из виду, что амнистия применима даже тогда, когда осужденный об этом не просил.
Ну а теперь переходим непосредственно к тексту документа. Ниже приведено извлечение из постановления, вынесенного судьей Московского городского суда Бондаренко Э.Н. (Постановление Московского городского суда от 02.11.2016 N 4у-5086/2016):

«… полагаю, что при назначении М. наказания судом допущено нарушение уголовного закона.
В соответствии с ч. 1 ст. 401.15 УПК РФ основаниями отмены или изменения судебных решений при рассмотрении уголовного дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовного и (или) уголовно-процессуального закона, повлиявшие на исход дела.
В силу требований ст. 6 УК РФ наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного.
В соответствии со ст. 60 УК РФ лицу, признанному виновным в совершении преступления, назначается справедливое наказание в пределах, предусмотренных соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса, и с учетом положений Общей части Уголовного кодекса, при этом учитываются характер и степень общественной опасности содеянного, личность виновного, обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.
Назначая М. наказание, суд учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности осужденного, обстоятельства, смягчающие его наказание, а также влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.
В качестве обстоятельств, смягчающих наказание М., суд признал раскаяние в хранении наркотических средств, изъятых у него при задержании, наличие хронических заболеваний, иждивенцев, в том числе малолетнего ребенка <...> года рождения, активное способствование раскрытию преступления и изобличению соучастников.
Отягчающих наказание обстоятельств судом не установлено.
Согласно ч. 3 ст. 66 УК РФ срок или размер наказания за покушение на преступление не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление.
Согласно ч. 1 ст. 62 УК РФ при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. п. "и" и (или) "к" ч. 1 ст. 61 УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать две трети максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей УК РФ.
С учетом санкции ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, исходя из положений ч. 3 ст. 66 УК РФ и ч. 1 ст. 62 УК РФ, максимально возможное наказание за указанное преступление составляет 10 лет лишения свободы.
Таким образом, назначив М. максимально возможное наказание за каждое из двух преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 30, п. "г" ч. 4 ст. 228.1 УК РФ, при наличии совокупности смягчающих его наказание обстоятельств и отсутствия отягчающих, суды как первой, так и апелляционной инстанций в полной мере не учли положения ст. ст. 6 и 60 УК РФ.
Помимо того, по предыдущему приговору Люберецкого городского суда Московской области от 19 мая 2014 года М. осужден по ч. 2 ст. 159 УК РФ к лишению свободы сроком на 9 месяцев условно с испытательным сроком в течение 2 лет.
Пунктом 4 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 24 апреля 2015 года N 6576-6 ГД "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" предусмотрено освобождение от наказания лиц, условно осужденных, при отсутствии ограничений, установленных п. 13 указанного постановления.
При этом, принимая во внимание положения пп. 5 п. 19 Постановления о порядке применения вышеуказанного акта об амнистии, необходимо отметить, что М. не является злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания.
Согласно ч. 1 ст. 14 УПК РФ обвиняемый считается невиновным, пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК РФ порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.
По смыслу закона, факт совершения осужденным нового умышленного преступления во время отбывания наказания должен подтверждаться на день вступления в силу акта об амнистии постановлением органа предварительного расследования о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию либо вступившим в законную силу итоговым судебным решением (постановлением о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию или обвинительным приговором). При отсутствии на указанный день такого процессуального документа акт об амнистии подлежит применению.
Как следует из материалов уголовного дела, М. в период испытательного срока, назначенного по приговору Люберецкого городского суда Московской области от 19 мая 2014 года, а именно, 4 и 23 сентября 2014 года совершил новые преступления.
На момент вступления в силу Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 24 апреля 2015 года М. за преступления по настоящему делу осужден не был, в связи с чем, препятствий для применения к нему акта об амнистии не имелось.
Указанные обстоятельства также не были учтены судом первой инстанции, который назначил М. окончательное наказание на основании ст. 70 УК РФ, как и оставлены без внимания судом апелляционной инстанции…».



Задать вопрос адвокату
Поиск по сайту СКОРАЯ ПОМОЩЬ АДВОКАТА
Назад к содержимому | Назад к главному меню Яндекс.Метрика