Адвокат в Москве:  +7-906-775-74-77
Телефон адвоката в Москве +7-906-775-74-77
Поиск по сайту Правовой помощи адвоката
Перейти к контенту

Главное меню:

Судебная практика по семейным спорам

Гражданские дела
Исковая давность при разделе супружеского имущества - пример ВС РФ

Определение Верховного Суда РФ от 01.09.2015 № 49-КГ15-15
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе председательствующего Вавилычевой Т.Ю., судей Горохова Б.А. и Назаренко Т.Н.
рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Болтневой М.Н. к Болотову А.И. о разделе совместно нажитого имущества супругов
по кассационной жалобе Болтневой М.Н. на решение Стерлитамакского районного суда Республики Башкортостан от 8 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 23 декабря 2014 г.
Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Болтнева М.Н. с учетом уточненных требований обратилась в суд с иском к Болотову А.И. о разделе совместно нажитого имущества супругов - жилого дома, кирпичного сарая и других построек, расположенных по адресу: <...>, ссылаясь на то, что с 1986 года по 2007 год она состояла в браке с ответчиком, от которого имеет двоих детей. С 2007 года в спорном доме не проживает, однако раздел указанного имущества супругов не производился. О нарушении своих прав ей стало известно в апреле 2014 года от сына Болотова К.А., который сообщил, что ответчик подал иск к нему и его брату, зарегистрированным в спорном домовладении, о признании их утратившими право пользования жилым помещением и выселении. Просила признать за ней право собственности на 1/2 доли в имуществе супругов и выделить ее в натуре.
В судебном заседании Болтнева М.Н. иск поддержала.
Болотов А.И. и его представитель Фазылова Г.Р. иск не признали, указав на пропуск истцом срока исковой давности раздела общего имущества супругов, поскольку Болтнева М.Н. в 2009 году добровольно снялась с регистрационного учета в спорном домовладении и выехала из него.
Решением Стерлитамакского районного суда Республики Башкортостан от 8 октября 2014 г. в удовлетворении иска Болтневой М.Н. отказано.
Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 23 декабря 2014 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Болтневой М.Н. подана кассационная жалоба, в которой поставлен вопрос о ее передаче с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации для отмены судебных постановлений нижестоящих инстанций.
Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Назаренко Т.Н. от 7 августа 2015 г. кассационная жалоба Болтневой М.Н. с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы заявителя, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.
В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.
Такие нарушения норм права были допущены судами первой и апелляционной инстанций по настоящему делу.
Как установлено судом, стороны состояли в браке с 1986 год по 2007 год.
21 сентября 2007 г. решением мирового судьи судебного участка N 6 по г. Стерлитамаку Республики Башкортостан от 10 сентября 2007 г. прекращен брак между Болотовым А.И. и Болотовой М.Н. (л.д. 4). В настоящее время Болотовой М.Н. присвоена фамилия Болтнева (л.д. 5).
Спорное домовладение, расположенное по адресу: <...>, приобретено Болотовым А.И. по договору купли-продажи от 24 апреля 1992 г. у колхоза "Рассвет". Договор зарегистрирован в реестре Максимовского сельского Совета народных депутатов Стерлитамакского района Башкирской АССР 30 июня 1992 г., за N 74 (л.д. 6).
После расторжения брака в 2007 году Болтнева М.Н. выехала из домовладения, в 2009 году снялась с регистрационного учета по месту жительства в спорном доме.
15 марта 2010 г. Болотовым А.И. произведена государственная регистрация прав на данное недвижимое имущество (л.д. 14).
Иск о разделе имущества предъявлен Болтневой М.Н. в суд 18 июня 2014 г.
Отказывая в удовлетворении иска Болтневой М.Н., суд первой инстанции исходил из того, что ее требования не подлежат удовлетворению, поскольку в силу п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации истцом пропущен трехлетний срок исковой давности. По мнению суда, о нарушении своего права истец узнала в 2009 году, когда снялась с регистрационного учета в спорном домовладении, поэтому именно с этого момента следует исчислять срок исковой давности для предъявления требования о разделе совместно нажитого супругами имущества. Доказательств уважительности причин пропуска срока исковой давности истец суду не представила.
Оставляя решение суда первой инстанции без изменения, суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции, посчитав, что оснований исчислять срок исковой давности с 2014 года, когда истец узнала о нарушении, по ее мнению, прав сыновей, не имеется, поскольку она обратилась в защиту своего нарушенного права, а не права сыновей, которые в настоящее время являются совершеннолетними и обладают полной процессуальной дееспособностью.
Между тем Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что судебные постановления приняты с нарушением норм материального права и согласиться с ними нельзя по следующим основаниям.
В соответствии с п. 1 ст. 256 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества.
В силу п. 1 ст. 38 Семейного кодекса Российской Федерации раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов.
К требованиям супругов о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, применяется трехлетний срок исковой давности (п. 7 ст. 38 названного Кодекса).
При этом течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут, следует исчислять со дня, когда супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество (п. 2 ст. 9 СК РФ, п. 1 ст. 200 ГК РФ).
Такие требования закреплены в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", в котором указано, что течение трехлетнего срока исковой давности для требований о разделе имущества, являющегося общей совместной собственностью супругов, брак которых расторгнут (п. 7 ст. 38 СК РФ), следует исчислять не со времени прекращения брака (дня государственной регистрации расторжения брака в книге регистрации актов гражданского состояния при расторжении брака в органах записи актов гражданского состояния, а при расторжении брака в суде - дня вступления в законную силу решения), а со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права.
Таким образом, исковая давность по разделу имущества супругов наступает с момента нарушения прав супруга на совместно нажитое имущество и будет исчисляться со времени, когда супруг узнал о чинимых другим супругом препятствиях в пользовании.
Если после расторжения брака бывшие супруги продолжают пользоваться общим имуществом, то срок исковой давности начинает течь с того дня, когда одним из них будет совершено действие, препятствующее другому супругу осуществлять свои права в отношении этого имущества.
Болтнева М.Н. ссылается на то, что после расторжения брака она и ответчик произвели раздел иного имущества, однако раздела спорного домовладения с расположенными на его территории постройками не производили, поэтому это имущество продолжает находиться в общей совместной собственности бывших супругов. То обстоятельство, что ответчик в 2010 году зарегистрировал за собой право собственности на дом, на режим имущества супругов не влияет, поскольку ранее в установленном законом порядке не были оформлены права на ряд объектов, однако все они были построены в период брака. В доме зарегистрированы и проживают их сыновья, достигшие совершеннолетия. Ответчик создал другую семью и стал чинить детям препятствия в пользовании жилым помещением. В 2014 году Болотов А.И. обратился в суд с иском о признании Болотова К.А. и Болотова И.А. утратившими право пользования домом и выселении. Истец считает, что данные действия ответчика нарушают ее права как собственника дома, желающего чтобы их общие дети имели право пользоваться домом. О нарушении своих прав как собственника Болтнева М.Н. узнала в 2014 году от сына Болотова К.А. в связи с подачей ответчиком иска.
Данные обстоятельства в суде первой инстанции подтвердили свидетели Б. Б. К. Б. Б. (л.д. 45 - 46).
При указанных обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает, что судом сделан ошибочный вывод о начале течения срока исковой давности с момента снятия истца с регистрационного учета по месту проживания в спорном доме в 2009 году и о пропуске срока исковой давности без уважительных причин.
Данный вывод противоречит приведенным выше нормам Семейного кодекса Российской Федерации и Гражданского кодекса Российской Федерации, разъяснениям, данным Пленумом Верховного Суда Российской Федерации.
По изложенным основаниям Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального права являются существенными, они повлияли на исход дела, в связи с чем состоявшиеся судебные постановления подлежат отмене, а дело - направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции, поскольку обжалуемые судебные акты вынесены без исследования и установления фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора о разделе общего имущества супругов.
Руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Стерлитамакского районного суда Республики Башкортостан от 8 октября 2014 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан от 23 декабря 2014 г. отменить, дело направить на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

За предоставление документа благодарен СПС КонсультантПлюс



Определение Верховного Суда РФ от 01.09.2015 № 49-КГ15-15
Задать вопрос адвокату
Поиск по сайту СКОРАЯ ПОМОЩЬ АДВОКАТА
Назад к содержимому | Назад к главному меню Яндекс.Метрика